Кому на Руси торговать хорошо. Почему в стране начался расцвет микробизнеса

1 Сентября 2016

Глава "Опоры России" Александр Калинин рассказал Лайфу о том, как сейчас обстоят дела у предпринимателей, и на что они надеются. 

 

Д. НАДИНА: У нас в гостях Александр Калинин, президент общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России". Здравствуйте!

А. КАЛИНИН: Добрый день!

Д. Н.: Я бы хотела начать с зарплат, потому что это волнует многих наших слушателей. Стало появляться много сообщений о задержках зарплат. Мы с интересом наблюдали за историей в Самарской области, где людям на дочернем предприятии "АвтоВАЗа" не платят второй год зарплату. Им губернатор говорил, что они деньги вообще никогда не получат, если не будут с ним разговаривать как следует. Владимир Путин допустил введение приоритета зарплаты перед другими выплатами, об этом он договорился с председателем Федерации независимых профсоюзов Михаилом Шмаковым. Теперь в первую очередь — зарплаты, а потом уже все налоговые вычеты. Вы как представитель предпринимательства как расцениваете это?

А. К.: Люди, которые приходят на те или иные предприятия, доверяют своему работодателю, предпринимателю своё будущее и будущее своих семей. Бизнес — это всегда определённый риск, и почему приоритет должны иметь налоговые или страховые платежи? Или те обязательства, которые приходят из службы судебных приставов? Это связано с бизнесом. А то, что касается трудовых отношений, должно быть в первую очередь. Так что это выгодно и тем, кто работает на наших предприятиях, и самому предпринимателю. Мы много раз сталкивались с ситуацией, что со счетов предпринимателя списали деньги по каким-то претензиям — либо судебным, либо налоговым — а люди остались без зарплаты. Через два месяца ему приходит письмо их прокуратуры с требованием погасить задолженность. А ещё через некоторое время может быть вообще возбуждено уголовное дело за невыплату заработной платы, хотя он эти риски вообще не закладывал в своей деятельности. В связи с этим это выгодно и для предпринимателя. Конечно, первым должно быть обязательство по заработной плате перед теми людьми, которые с нами работают, которые помогают нам создавать наши предприятия. 

О банках и коллекторах

Д. Н.: То, что было в 90-е годы, мы все помним: люди получали зарплату водкой, носками, полотенцами. Ситуация была крайне плачевной по всей стране. Сегодня что можно сказать? Многие ли предприниматели — представители малого и среднего бизнеса — задерживают выплаты? У вас есть статистика?

А. К.: Очень хорошая статистика есть у Роструда, они внимательно мониторят эту ситуацию.

Но можно сказать ещё об одной большой проблеме — рост неплатежей. И ситуация достаточно серьёзна, причём очень часто рост неплатежей провоцирует бюджеты госкомпаний. Мы давно говорим о том, что необходимо наводить порядок по исполненным контрактам, по подписанным актам. Должны быть чёткие сроки платежа, к примеру 30 дней. "Опора России" добилась, чтобы такое было по спецторгам для малого бизнеса. Либо, если это действительно длинный контракт и стороны заранее договорились на длительные сроки расчётов, к примеру на год, давайте разрешим институт факторинга. Ведь он сегодня напрямую запрещён по бюджетным поставкам и запрещён де-факто внутренними документами госкорпораций по поставкам госкорпораций. Но государственная сфера в экономике близка сегодня к 40—50%.

Ведь почему факторинг запрещён? К примеру, мне должна крупная госкомпания, я как поставщик не буду с ней судиться, потому что вообще тогда потеряю свой рынок сбыта. Но если бы у меня была возможность уступить... Пусть эти факторинговые компании будут принадлежать крупнейшим государственным банкам, чтобы не было злоупотреблений: Сбербанк, ВТБ 24 или крупнейшим десяти банкам, входящим в системообразующую систему, к примеру "Промсвязьбанк". Но я как предприниматель могу переуступить долг за 2% факторинговой компании, и у меня есть деньги, а факторинговая компания уже предъявит обязательства госкомпании: она-то не боится судиться. Поэтому обязательно нужно решить этот вопрос.

Д. Н.: Вы сейчас рассказываете про факторинговые компании, а я всё переношу на наши реалии. Это же будет примерно то же самое, что коллекторы, выбивающие долги.

А. К.: Там было много и откровенно беспредельных моментов. Взять ту же Самару, ведь этому предприятию должен "АвтоВАЗ" — госкомпания, и факторинг по ней запрещён. А предприятие может, переуступив долг именно факторинговой компании, погасить долги по заработной плате перед своим работниками. Вот ведь о чём идёт речь. Поэтому это достаточно эффективный метод. Об этом давно говорят предприниматели и финансовые структуры, а нужно просто взять и сделать.

Д. Н.: Мы несколько дней подряд обсуждали заявление о том, что теперь у пожарных будет возможность закрыть предприятие на 90 дней лишь с одним нарушением пожарной безопасности. Штрафы снижаются с 500 до 200 тысяч рублей, но, с другой стороны, появляется новая опция по закрытию на три месяца. Мы тогда связывались с представителями разных предпринимательских структур, которые нам говорили, что это касается только тех, кто плохо работает. Но в то же время я помню, что нам жаловались предприниматели на то, что у нас сейчас такие нормы закона, что полностью их тяжело соблюдать. То есть нет предпринимателей, которые делают абсолютно всё, что прописано в законе, и закрыть можно любого. Это так или нет?

А. К.: Взаимоотношения бизнеса и контрольно-надзорных органов входит в топ-3 самых горячих вопросов. В январе на форуме "Опоры России" "Малый бизнес — национальная идея?" присутствовал президент нашей страны Владимир Путин, и вышло очень хорошее поручение. Кроме того, уже есть дорожная карта по кардинальной перемене взаимоотношений контрольно-надзорных органов и бизнеса. Это и переход на рискоориентированный подход, и то, что первая проверка будет без штрафов, и то, чтобы существенно повысить уровень доверия между бизнесом и контрольно-надзорными органами. Прежде всего за счёт уменьшения количества самих проверок и повышения квалификации и уровня зарплаты тех людей, которые осуществляют контроль и надзор. Этим сейчас вплотную занимается Открытое правительство — министр Абызов. Уже внесены изменения в КоАП, в июле президентом был подписан соответствующий указ, где первая проверка в отношении малого и среднего бизнеса должна быть без штрафов, а только с выписыванием предупреждений. Я надеюсь, что ситуация будет меняться достаточно быстро, мы держим руку на пульсе этих мероприятий, участвуем во всех рабочих группах. Что касается 90 дней, сейчас такое право тоже дано по решению суда. Я думаю, что накал по этой инициативе, который прошёл благодаря СМИ, позволит эту инициативу сделать именно такой, какой она и должна быть: должно быть решение суда.

Государство и малый бизнес

Д. Н.: "У меня многие друзья из малого бизнеса не хотят больше работать с бюджетными учреждениями, так как они задерживают выплаты на полгода-год", — пишет слушатель. У президента чуть больше года назад был совет, на котором он давал поручения по тому, как поддерживать бизнес. В том числе говорили о том, что государство должно отдавать свои заказы малому бизнесу. Что-то изменилось с тех пор?

А. К.: Да, изменения есть. Самое главное, что полтора года назад был очень серьёзный тренд на снижение активности в секторе малого бизнеса. И мы тогда предложили провести такой госсовет, это было больше двух лет назад. В выступлении президента были приведены яркие цифры и обозначены те вектора, по которым нужно двигаться. Рабочая группа очень качественно отработала, было 21 поручение, из которых на сегодняшний день 15 уже выполнены, два находятся в процессе исполнения, два поручения прокуратуры также работают, и только три не исполнены.

Речь идёт более чем о 20 млн людей, плюс ещё сотрудники, работающие на этих предприятиях. Первая группа — это самозанятые, она очень большая — более 10 млн человек. Вторая группа — микробизнес, в основном ИП, те, кто начинает легальный бизнес. Потом идёт состоявшийся малый бизнес с оборотом до 800 млн рублей в год. И есть средний бизнес с оборотом до двух миллиардов рублей в год. Принятые меры позволили говорить о том, что ситуация в микробизнесе сегодня в позитиве. Количество индивидуальных предпринимателей за полтора года выросло в стране на 4,7%. Только за этот год количество ИП выросло на 2,7%. И оно растёт. То есть условия для ведения микробизнеса сегодня в стране существенно улучшены. К примеру, почти во всех субъектах на два года введены налоговые каникулы для вновь открывшихся ИП. Причём с достаточно широкой сферой деятельности: производство, сфера услуг и так далее. Затем по микрофинансированию были приняты существенные регуляторные изменения. Для банковского сектора с первого июля введён KPI по зарплате банкиров по кредитованию малого бизнеса. У них теперь премии привязаны к тому, как они кредитуют малый бизнес. Были очень серьёзные подвижки по реформе системы контроля и надзора. Мы увидим в конце года новый закон. И, наконец, создана госкорпорация по развитию малого и среднего бизнеса. Наверное, главное, что она сделала, — это система мониторинга и гарантирования закупок крупнейших госкорпораций, а речь идёт о триллионе рублей в год, и чтобы эти деньги чётко шли на предприятия малого и среднего бизнеса, и с ними рассчитывались за 30 дней. Причём с первого августа заработал реестр предприятий малого и среднего бизнеса и уже не получится под это дело отдавать эти деньги своей "дочке", "внучке". Видно, какое это предприятие, — малого бизнеса или не малого.

Отношение общества к бизнесменам

Д. Н.: Если вернуться к вопросу о микробизнесе. У нас в обществе сложилось двойственное отношение к малому бизнесу. С одной стороны, малый бизнес — это тот, кто открывает свою маленькую сыроварню в Подмосковье и даёт работу троим людям. Это — одна сторона. Другая сторона — это тот самый микробизнес, о котором вы говорили: купи-продай. То есть купил молоко за 30 рублей, продал за 40. Таких людей у нас не очень любят. Сейчас есть какое-то лицо у малого бизнеса? Что это за люди?

А. К.: Я сказал только о микробизнесе, которого в стране много, и он растёт. Мы считаем, что это большая заслуга Госсовета, поручений президента, работы по антикризисному плану и "Опоры России".

Они считают, что платежи должны быть для всех одинаковыми, а мы считаем, что разными. Это всё равно что заставить бежать одну и ту же дистанцию спортсмена и школьника. Мы уже фиксируем, что эта так называемая экономика гаражей растёт, люди оттуда уходят по разным причинам, но тем не менее, несмотря на два поручения президента на этот счёт, ничего не сделано более чем за два года. И есть ещё одна большая группа — состоявшийся малый и средний бизнес. Так вот здесь у нас тоже хвастаться нечем: у нас количество средних предприятий в стране 13 тысяч.

Д. Н.: На 146 млн человек?

А. К.: Да. И оно не растёт. Кстати, первым на это обратил внимание Андрей Никитин, глава Агентства стратегических инициатив. У нас действительно основная проблема — средний бизнес. То есть когда предприятие начинает расти и переходит на общую систему налогообложения, у него возрастают риски и сама налоговая нагрузка, начинается жёсткая конкуренция с другими предпринимателями. А никакого лифта для перехода малого бизнеса в средний не создано. То есть нагрузка резко возрастает, а никаких преференций как таковых нет. Поэтому у нас нет этих "газелей", а это действительно локомотив экономики. Над этим нужно работать. У "Опоры" есть предложения, но они говорят о создании определённых преференций в налоговой, в финансовой, таможенной сферах. На это нужно идти, потому что иначе ситуация будет такой же, как сейчас.

Д. Н.: А не связано ли это с тем, что у нас в принципе бизнес не в приоритете? Бизнес не очень уважают люди, не очень уважают чиновники. У нашего государства нет цели помогать бизнесу.

А. К.: Хорошо, что случаются кризисы. Они объективно происходят через какой-то промежуток времени, это законы рыночной экономики, и именно кризис заставляет об этом задуматься. Ситуация и в обществе, и у чиновников меняется. Мне достаточно крупные чиновники говорили последний год о том, что они стали задумываться, принимая решения, о том, что они сами будут в рядах малого и среднего бизнеса после выхода на пенсию или завершения госслужбы. Поэтому они думают дважды — не приведёт ли их решение к дополнительной нагрузке на бизнес.

Д. Н.: Мы как-то сидели с друзьями в ресторане и выясняли, для чего нам нужно столько агентств и объединений: АСИ, ФРИ, ещё несколько подобных организаций. Они связаны с бизнесом, Интернетом, непонятно, имеют ли они отношение к государству. Непонятно, зачем они вообще созданы и чем занимаются. И мои друзья мне сказали, что АСИ был необходим для того, чтобы помогать предпринимателям приходить в регионы и снижать административные барьеры. Потому что каждый маленький царёк у себя в городишке считает себя богом и выставляет разные препоны бизнесу. А АСИ должно было помогать развиваться бизнесу в регионах. Правда, что, если ты работаешь в одном регионе, тебе будет сложно прийти в другой? Что нужно для того, чтобы расширить свой бизнес?

А. К.: Агентство стратегических инициатив — это орган правительства, исполнительной власти. К примеру, Фонд интернет-инициатив — это фонд, который вкладывает деньги в интернет-проекты и получает их обратно. Поэтому это разные структуры, и их много. Но ничего плохого в этом нет. Это — различная инфраструктура поддержки бизнеса. Если взять Кремниевую долину, вокруг неё вертится куча различного рода фондов, агентств, и это хорошо. Другое дело, что бизнес должен знать об этом.

Я знаю, что сейчас такую задачу поставили перед госкорпорацией малого и среднего предпринимательства. У нас действительно вроде много чего есть, но такого информационного ресурса, чтобы войти в одну точку и посмотреть всё, нет. Попытки были, но они ни к чему не привели.

Д. Н.: Портал — это одно. А расширить свой бизнес и прийти в другой регион действительно тяжело? Нужна ли тут помощь АСИ или государства?

А. К.: АСИ работает и локально, поддерживая конкретные прорывные проекты, и глобально. Потому что если мы хотим, чтобы бизнес был успешен, у нас общий бизнес-климат в стране должен быть хорошим. Тут история с тем, чтобы Россия по методике Doing Business вошла в двадцатку, а реализация этого возложена на АСИ. Тут движение очень позитивное — мы были не в первой сотне, а сейчас у нас 51-е место. Другое дело, что этого недостаточно для бизнес-климата в целом, поэтому АСИ непосредственно является оператором по созданию национального рейтинга состояния инвестиционного климата субъектов Российской Федерации. Уже второй год на экономическом форуме в Санкт-Петербурге АСИ этот рейтинг презентует. Он имеет колоссальный резонанс как в СМИ, среди бизнеса, так и среди руководства регионов. "Опора", кстати, входит в этот рейтинговый комитет, что вызывает здоровый энтузиазм среди амбициозных губернаторов. Очень чётко созданы замеры, в частности регуляторная среда, институты для бизнеса, ресурсы, поддержка малого бизнеса. Регионы рейтингуются, это вызывает много споров, потому что там часть рейтингов формируется за счёт опросов предпринимателей. Бывают вопросы к выборке — кого именно опрашивали. Но тем не менее если не вдаваться в детали, то ожидаемо, что Республика Татарстан, Белгородская область, Тульская область, Калужская, Тюменская, Краснодарский край являются лидерами. "Опора России" также делает такие замеры через индекс RSBI вместе с Magram и "Промсвязьбанком". Они подтверждают, что эти регионы являются лучшими по инвестиционному климату в РФ. Поэтому это важно и нужно. Мы последовали примеру АСИ и, начиная с прошлого года, создали рейтинг лучших региональных отделений "Опоры России", ввели им KPI и два раза в год рейтингуем собственное отделение. Это тоже сподвигло наши региональные отделения на то, чтобы улучшать качество своей работы.

Д. Н.: Татарстан — это же вообще отдельная история, там на уровне главы региона заключается очень много соглашений. В частности, они активно ведут торговлю с некоторыми исламскими странами — с Турцией у них очень тесная связь, к примеру.

А. К.: И с Эмиратами у них хорошие связи.

Д. Н.: Да.

А. К.: Молодцы.

Д. Н.: Да, но всё ведь ещё завязано на главе региона. Если взять Мордовию, где я родилась, там в аэропорт прилетает всего один самолёт три раза в неделю. Это самолёт из Москвы. О каком международном бизнесе можно говорить при таких условиях?

А. К.: И яркий человек получает там кадровый рост. Допустим, уполномоченный по правам предпринимателей в Татарстане Тимур Нагуманов работал очень маленьким руководителем муниципального района, но его заметил глава и кадровая система. Ключевое умение — это умение сформировать команду, кадровые лифты и резерв. Второй момент — это то, что успешные регионы сами должны инвестировать. Мы общались с президентом Татарстана, я спрашивал, в чём секрет инвестиционной активности бизнеса в Республике Татарстан. На что он мне ответил, что секрет в том, что они сами много инвестируют.

Д. Н.: Так у них деньги есть. Татарстан не дотационный регион. А у нас больше половины дотационных, им нечего инвестировать.

А. К.: Тут замкнутый круг: у тебя нет денег — ты не инвестируешь, ты не инвестируешь — тебе не верят и тоже не инвестируют. Многие регионы в Российской Федерации по этому замкнутому кругу и ходят. Белгородская область, которую возглавляет губернатор Савченко, — это ведь не республика, и там с бюджетом было, наверное, не так хорошо. Но тем не менее она второе место занимает.

Д. Н.: Там же граница рядом.

А. К.: Хорошо. Тюменская область занимает пятое место, и промышленность там ежегодно растёт от 5 до 9%.

Д. Н.: Там нефть и газ — добывающая промышленность. На Сахалине, например, добывают СПГ, но только у них нет ничего. Понятно, что у тебя есть какие-то условия и ты либо их используешь, либо нет. От главы региона многое зависит.

А. К.: Во Владимирской области нет ни нефти, ни газа.

Д. Н.: Да, это загадка.

А. К.: Третий момент — это умение работать с бизнесом и населением. К примеру, нужно призывать покупать местное, развивать бренд.

Д. Н.: Запустим голосование. Вы доверяете предпринимателям или нет? Прошу голосовать радиослушателей. "Насколько мне известно, в Тюмени есть мощное сельское хозяйство, а нефти там нет, но местные главы сумели сделать так, что нефтяные районы вокруг вкладывают в Тюмень", — пишет слушатель. В Тюмени есть нефть?

А. К.: В основном нефть добывают севернее — в Ханты-Мансийском автономном округе, к примеру. Но в Тюмени, конечно, тоже есть нефть.

Д. Н.: И плюс там ещё нефтеперерабатывающие заводы.

А. К.: 15 лет назад Тюмень называли столицей деревень. Там не было нормальных дорожных развязок, там не было развито товарное сельское хозяйство. Там много отраслей промышленности, которые они успели развить за эти годы, это очень серьёзный феномен. И "Опора России" берёт всех активных предпринимателей, и 8—9 сентября мы едем в Тюмень и Тобольск изучать их опыт по тому, как они научились работать с инвесторами.

Д. Н.: Минфин предложил обсудить повышение налогов для снижения дефицита бюджета. У них уже даже расчёты есть — они за 2017—2019 годы планируют собрать 2,5 триллиона рублей как раз за счёт повышения налогов на прибыль, НДС, НДФЛ, страховых взносов. В правительстве якобы эти идеи отвергли. Может, после 18-го числа одобрят. Но велика вероятность?

А. К.: Мне кажется, что это будет ошибкой. А ошибочные цифры идут от того, что они собираются дефицит бюджета снизить с 3 до 1%. У меня вопрос: зачем? Зачем снижать инвестиционную активность бюджета? Многие страны проходили период депрессии, стагнации. Известный пример — Великая депрессия в США. Наоборот, бюджетные расходы снижать нельзя, их нужно увеличивать. У нас что, в стране дороги хорошие? Москвичам нужно будет годами ждать центральное кольцо вокруг Москвы?

Д. Н.: Да бог с ним.

А. К.: Но оно же разгрузит МКАД. Вы сами будете этому рады.

Д. Н.: Вы так думаете? Я не уверена.

А. К.: Я говорю, что не нужно снижать бюджетные расходы, я в этом поддерживаю правительство. И не нужно повышать налоги на бизнес, он и так обременён сейчас. Зачем закладывать цифры дефицита бюджета 1%? Это хорошо делать в тучные годы.

Грецию сегодня душат европейские кредиторы, убивая её собственную промышленность, сферу слуг. Чем плохо иметь дефицит бюджета в три с чем-то процента?

Д. Н.: Это плохо тем, что у пенсионеров в этом году не было ни одной индексации.

А. К.: А если бюджет ещё сжимать, то индексации вообще не будет. Пенсионерам нужно давать индексацию, они же с этими деньгами придут в магазины, поддержат отечественного производителя.

Д. Н.: У экономического блока немного другой взгляд на инфляцию и на то, сколько должно быть денег в экономике.

А. К.: Хороший вопрос. Зачем мы должны стремиться к инфляции 4%? Чем плоха инфляция 5 или 7%?

Д. Н.: Она плоха для вас же, предпринимателей. Вы будете брать деньги в банке под более высокие проценты.

А. К.: Мы надеемся на то, что ставка Центробанка будет снижаться. Мы надеемся на то, что 16-го числа совет директоров ЦБ примет решение о снижении ставки хотя бы на полпроцента — до 10%, потому что это хороший тренд на сегодняшний день. Также нужно увеличивать специнструменты. Лизинг должен быть под 5%, проектное финансирование. Фонд развития промышленности тоже нужно декапитализировать миллиардов на 50.

Д. Н.: Вы так интересно рассуждаете: 50 миллиардов сюда отдай, 50 — туда, а этот фонд куда деньги-то давал?

А. К.: Он даёт эти деньги только под технологии предприятиям промышленности.

Д. Н.: А кто эти деньги получал?

А. К.:Деньги идут конкретным производствам по всей России. Каждый регион получил тот или иной производственный проект, причём эти деньги возвратные — их нужно будет вернуть в течение трёх-пяти лет под 5% годовых. И люди стоят в очередь. А раз стоят, то это влияет на экономический рост в нашей стране. Будут инвестиции — будет экономический рост, не будет инвестиций — никакого роста не будет.

Д. Н.: По итогам голосования 30% слушателей за развитие бизнеса, 70% говорят, что лучше бы государство всем заправляло.

А. К.: Нужно посмотреть на репрезентативность выборки — сколько людей проголосовало — и на аудиторию. Ведь сейчас предприниматели в основном занимаются бизнесом, то есть зарабатывают деньги на то, чтобы платить людям зарплату. Поэтому я думаю, что, если бы мы сделали такой замер во время, когда предприниматели возвращаются с работы, у нас была бы другая картина.

Д. Н.: Может быть, спорить не буду. Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я с вами согласен, потому что отсутствие денег у людей в кошельках — это и остановка бизнеса в том числе, потому что им не на что покупать продукцию.

А. К.: Полностью вас поддерживаю.

Д. Н.: Спасибо. В студии был Александр Калинин, президент общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России".

Ссылка на прослушивание материала 

Фото © РИА Новости/Григорий Сысоев

Оставить комментарий
Другие новости

«ОПОРА РОССИИ» и Торговое представительство России в Великобритании продолжат взаимодействие для укрепления контактов предпринимателей двух стран

В адрес президента «ОПОРЫ РОССИИ» Александра Калинина поступила благодарность Торгового представителя Российской Федерации в Великобритании Бориса Абрамова за проявленное внимание к III Российско-британскому бизнес-форуму, состоявшемуся в Лондоне 28-29 ноября, и «крайне ценное выступление на панельной сессии «Ключевые вызовы и возможности развития сотрудничества России с международными деловыми кругами в различных индустриях».
8 Декабря 2017

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко отметила вклад «ОПОРЫ РОССИИ» в развитие женского предпринимательства

В рамках подготовки ко второму Евразийскому женскому форуму, который пройдет в сентябре 2018 г. в Санкт-Петербурге, в Совете Федерации состоялась встреча главы верхней палаты парламента с женщинами-предпринимателями на тему «Роль женского предпринимательства в развитии экспортного потенциала РФ». В мероприятии приняли участие президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин и председатель Комитета по развитию женского предпринимательства «ОПОРЫ РОССИИ» Надия Черкасова.

 

8 Декабря 2017

«ОПОРА РОССИИ»: бизнес Германии заинтересован в конструктивном диалоге с отечественными предпринимателями

По приглашению партнера Немецко-Российского Экономического Союза делегация «ОПОРЫ РОССИИ» под руководством президента Александра Калинина и председателя Попечительского совета Сергея Борисова посетила г. Гамбург Федеративной Республики Германия, где приняла участие в главном ежегодном мероприятии - Немецко-российском дне среднего бизнеса.

8 Декабря 2017