Александр Калинин: "Возможные точки прорывного роста в малом бизнесе известны»

23 Мая 2016

Распространено мнение, что кризис открывает новые возможности для бизнеса. Трудно сказать, насколько это справедливо сегодня по отношению к малым и средним производственным предприятиям России. О новых возможностях и актуальных проблемах промышленных МСП мы побеседовали с президентом Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» Александром Калининым.

Источник: "Промышленный вестник"

– Александр Сергеевич, одна из задач «ОПОРЫ РОССИИ» – влиять на сферу законотворчества таким образом, чтобы документы, которые затрагивают малый и средний бизнес, были корректными и способствовали предпринимательской деятельности, а не затрудняли ее. Что удалось достичь в этом направлении, применительно к производственным компаниям?

– Для того, чтобы развивалась промышленность, прежде всего, нужны рынки сбыта. Продукция российских промышленных предприятий должна быть востребована как минимум на внутреннем рынке. Одним из самых значимых достижений «ОПОРЫ РОССИИ» стало принятие Правительством России Постановления № 1352, в котором устанавливаются особенности закупок госкорпорациями у предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ), вводится 10-процентная квота на такие закупки. Чуть позже вышел ряд правительственных постановлений, уточняющих, каким образом это будет выполняться.

По предложению «ОПОРЫ», во исполнение решений Государственного совета РФ, принятых в апреле прошлого года, и указа Президента России была создана Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорация МСП). Она стала той организацией, которая мониторит исполнение этих поручений. Прежде всего, этот механизм направлен на развитие высокотехнологичного малого и среднего бизнеса в производственной сфере.

Кроме того, законодательным органам регионов дано право вводить налоговые каникулы для индивидуальных предпринимателей, работающих в производственной сфере, а также снижать ставку по упрощенной системе налогообложения с 6 до 1 %. В большинстве регионов такие каникулы уже объявлены, в 27 регионах снижена ставка.

Для нас очень важно, что порядка 20 предложений «ОПОРЫ РОССИИ» вошли в антикризисный план Правительства РФ на 2016 год.

Среди них – повышение с 2017 г. порога применения упрощенной системы налогообложения до 120 млн. руб., внесение изменения в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), согласно которому первое правонарушение для субъектов МСБ повлечет за собой только предупреждение, без наложения штрафа.

Еще одна наша победа – введение трехлетнего моратория на проведение плановых проверок МСБ. При этом в антикризисном плане появилась такая мера, как идентификация лица, по жалобе которого проводится внеплановая проверка. Это должно исключить вал проверок, инициируемых анонимными заявителями через Интернет.

В начале апреля правительством принята дорожная карта по новому подходу к системе контроля и надзора. Мы надеемся, что степень давления на производственный бизнес с этой стороны снизится существенным образом уже в 2017-м.

 

Поправка в КоАП о том, чтобы за впервые выявленное нарушение не наказывать предпринимателей штрафом, уже принята?

– Необходимость этой поправки отмечена в поручениях Президента Российской Федерации, сделанных по итогам форума «Малый бизнес – национальная идея?», который был проведен «ОПОРОЙ РОССИИ» в январе этого года. Такое же поручение оформил и премьер-министр. Это включено в план работы Правительства РФ и будет внесено в Государственную Думу в этом году. Поэтому ждать осталось недолго.

Правда, любую хорошую идею можно свести на нет. Если в итоговом документе окажется, что такая норма не распространяется на случаи, когда существует угроза жизни и здоровью людей, или на какие-либо отрасли экономики, то особого эффекта не будет.

Мы считаем, что за ущерб жизни и здоровью людей предприниматель ответит в любом случае – по КоАП либо по Уголовному кодексу. С другой стороны – любое нарушение можно истолковать как несущее такую угрозу.

В конце июня будет ясно, в каком виде выйдет эта поправка. Надеемся на то, что Госдума не выхолостит поручение Президента, на ответственность и компетентность депутатов.

А сама возможность выписывать предписания по результатам проверки предусмотрена в КоАП и сейчас. Но контролеры ею не пользуются из опасения быть обвиненными в сговоре с проверяемым, в коррупции.

Если раньше размер штрафа составлял тысячи – десятки тысяч, то сейчас он вырос до сотен тысяч, а с применением кратности может достигать миллиона и более рублей. Нам известен случай, когда предприятие оштрафовали на 10 млн рублей. Для малого и среднего бизнеса это, конечно, губительно. В Казахстане, например, действует схема, когда размер штрафов за одни и те же правонарушения для предприятий МСБ в разы ниже, чем для крупного бизнеса. Надо гармонизировать наши нормативные правовые акты и в этой сфере.

– Не секрет, что предприниматели и профессиональные директора входят в группу риска с точки зрения уголовного преследования. Следует ли ожидать каких-либо изменений в этой области?

– По предложению всех предпринимательских сообществ Президент России выступил с инициативой по декриминализации преследования в предпринимательской сфере.

Создана рабочая группа по мониторингу правоприменительной практики, куда я был приглашен как руководитель «ОПОРЫ РОССИИ». И уже до конца текущей сессии Государственная Дума примет пакет поправок по увеличению порогов для экономических преступлений в крупных и особо крупных размерах, по расширению круга состава преступлений, где возможно прекращение уголовного преследования в связи с выплатой ущерба, причиненного пострадавшей стороне. Внесены изменения по допуску нотариуса к человеку, находящемуся под арестом, по работе с вещественными доказательствами. Кроме того, в 159-ю статью УК о мошенничестве будет внесено отдельно умышленное неисполнение обязательств в договорной сфере. Некоторые результаты работы по снижению уголовного преследования мы увидим уже к июлю этого года.

С точки зрения программ финансовой поддержки малого и среднего производственного бизнеса, о чем следует говорить в первую очередь?

– Прежде всего о том, что сейчас можно получить займы под 5 % годовых на срок до пяти лет в Фонде развития промышленности. Но это программы рассчитаны, в основном, на крупный и средний бизнес, они имеют слишком высокий для малых предприятий порог вхождения.

Федеральная корпорация «МСП» разработала новый продукт для малых и средних предприятий, предусматривающий, что ставка по конечному кредиту у банков-партнеров не будет превышать для субъектов среднего бизнеса 10, малого – 11 %.

Кроме того, в конце прошлого года была принята новая редакция Закона о микрофинансовых организациях, которые также становятся участниками программ льготного кредитования производственных МСП.

Насколько востребован экспертный потенциал «ОПОРЫ РОССИИ» ведомствами, отвечающими за развитие отечественной промышленности?

– В настоящее время поддержка производственного бизнеса формируется на системной основе. Начало этому положило расширенное заседание Правления «ОПОРЫ» летом прошлого года, в котором участвовали руководитель Минпромторга РФ Денис Мантуров и все его заместители. Сегодня наши представители работают в различных комиссиях ведомства, в том числе по импортозамещению, на других его экспертных площадках.

Нам хотелось бы, чтобы так было и с Минсельхозом России, но встречного движения со стороны этого ведомства, к сожалению, нет. Однако такое взаимодействие необходимо, потому что, к примеру, в зоне ответственности этого министерства находятся производство оборудования для переработки, а также непосредственно продуктов питания. И программы поддержки производителей здесь будут так же полезны.

Отмечу, что хорошей площадкой для обсуждения вопросов, волнующих малый и средний производственный бизнес, с руководителями федерального и региональных уровней и выработки экспертного мнения стали мероприятия Комитета по промышленности «ОПОРЫ РОССИИ». В них задействован пул очень компетентных людей, занимающихся реальным производством, экспортом. Именно такое сообщество может предложить новые идеи, оптимальные решения существующих проблем.

Расскажите подробнее об изменениях в правилах работы микрофинансовых организаций. Что они дают малому и среднему предпринимательству?

– 29 марта вступили в силу изменения, внесенные Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. № 407-ФЗ. В соответствие с ними микрофинансовые организации разделены на две категории – работающие с физическими лицами и предпринимателями.

Самое главное нововведение заключается в том, что отныне микрофинансовые организации, кредитующие предприятия, могут участвовать в системе государственной поддержки малого и среднего бизнеса – фондироваться у МСП-банка под льготный процент, получать деньги из других источников. В результате конечные кредиты оказываются намного дешевле.

Сегодня большинство микрофинансовых организаций, принадлежащих регионам либо муниципалитетам и задействованных в программах развития МСП, выдают займы под 8 и даже под 5 % годовых. Для микробизнеса это часто является единственной возможностью получить деньги, поскольку банки неохотно кредитуют данную категорию заемщиков.

Максимальный размер и срок погашения кредита увеличены до трех млн руб. и трех лет соответственно (это касается именно организаций, участвующих в программах поддержки бизнеса).

Сейчас идет обсуждение закона о лоббизме. Какова позиция «ОПОРЫ РОССИИ» относительно того, каким он должен быть? Какие правила следует установить в сфере лоббирования интересов тех или иных групп граждан либо предприятий в нашей стране?

– Закон о лоббизме обсуждается давно. В данный момент, видимо, процесс пытаются ускорить. В частности, мы получили письмо из Минэкономразвития России с просьбой сформулировать свое видение по этому вопросу. И нам кажется, что главное – не ухудшить ситуацию.

На сегодняшний день предприниматели смогли создать ряд объединений, в первую очередь – «ОПОРУ РОССИИ», «Деловую Россию», РСПП, Торгово-промышленную палату, крупные отраслевые союзы, которые научились отстаивать интересы той или иной части бизнес-сообщества.

Мы считаем, что при законодательном регулировании этих процессов России нельзя слепо копировать чужой опыт, доводя ситуацию до абсурда. Представьте, что, не пройдя соответствующих процедур, не зарегистрировавшись в качестве лоббистской организации, общественникам нельзя будет встречаться с депутатами, членами правительства, присутствовать на различного рода экспертных площадках и так далее.

Поэтому с принятием закона о лоббизме нужно быть очень аккуратными, ни в коем случае не делать этого впопыхах. По нашему мнению, на данном этапе необходимо продолжить обсуждение. Документ должен быть тщательно проработан.

Какое влияние на деятельность малого и среднего бизнеса оказывает система антимонопольного регулирования? На чьей стороне выступает ФАС в спорных ситуациях?

– Федеральная антимонопольная служба всегда выступает на стороне конкуренции, против того, чтобы естественные монополии или монополии де-факто диктовали свои условия другим участникам рынка, добиваясь дополнительной, часто несправедливой прибыли. Везде, где по каким-либо причинам конкуренция затруднена, ФАС выступает на стороне тех, кто не обладает монопольной силой. Как правило, это малый бизнес либо рядовой потребитель. Поэтому МСБ свои надежды на справедливость зачастую адресует именно Федеральной антимонопольной службе.

Для нас, общественной организации малого и среднего предпринимательства, очень хорошо, что данное ведомство возглавляет Игорь Юрьевич Артемьев. Это, безусловно, яркая личность, человек, создавший концепцию системы антимонопольного регулирования в стране и коллектив единомышленников, которые работают во всех российских регионах.

Мы дважды в год проводим совместные заседания президиумов Федеральной антимонопольной службы и «ОПОРЫ РОССИИ», на которых рассматриваются как системные, так и частные вопросы, в том числе по нарушениям со стороны госкорпораций по закупкам того или иного оборудования. Механизм постоянного взаимодействия, который мы выстроили, позволяет детально разбираться в подобных проблемах.

Как крупный бизнес и сами государственные заказчики воспринимают введение квот для закупок у малых и средних предприятий? Не пытаются оспаривать такую практику?

– Мы знакомы с заявлениями о том, что квоты не следует распространять на частные компании. И, в принципе, мы с этим согласны, если речь не идет о естественных монополиях или крупных проектах в области государственно-частного партнерства. В этих случаях квоты на закупки должны применяться.

К примеру, частная компания взяла в концессию тепловые сети в городе. Здесь квотирование закупок для малого и среднего бизнеса необходимо. Ведь речь идет об огромном рынке (трубы, теплоизоляция, приборы учета и многое другое).

Я надеюсь, что в этом вопросе мы нашли взаимопонимание с Российским союзом промышленников и предпринимателей.

Что касается государственных предприятий, то жалоб от них по поводу введения квотирования не было. Наоборот – все увидели, что этим давно нужно было заниматься. Они и так покупают продукцию у субъектов МСБ. Однако до сих пор никто не осуществлял их мониторинга, не составлял плана закупок. Как только они начали заниматься этим системно, оказалось, здесь можно сэкономить. А до этого все было пущено на самотек, было непрозрачным, закупки велись через дочерние компании различного уровня.

С августа, когда появится Реестр малого и среднего предпринимательства (вести его поручено Федеральной налоговой службе), «дочки», «внучки», «однодневки» участвовать в квотируемых закупках не смогут – только реально действующие малые и средние производственные предприятия.

Решение о создании Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства было принято около года назад – в июне 2015-го. Можно ли сегодня подвести промежуточные итоги ее работы? Насколько плодотворной оказалась идея о ее создании?

– Юридически и фактически Корпорация МСП начала существовать с начала октября 2015 г., когда был назначен ее руководитель, а до этого шел процесс ее организации.

Деятельность Корпорации МСП сосредоточена на трех основных направлениях: создании и мониторинге рынков сбыта для малых и средних предприятий (государственные и муниципальные закупки, о которых мы говорили), создании национальной гарантийной системы по кредитам для субъектов МСБ, а также системы их информационной поддержки.

Глава корпорации – Александр Браверман – обладает огромным опытом, его мнение слышат во властных структурах, благодаря чему для решения поставленных задач удалось привлечь достаточно неплохие ресурсы. Так, корпорации были дополнительно переданы 30 млрд руб., что позволило в середине апреля текущего года перевести под ее управление МСП-банк, который в свою очередь получил от ЦБ РФ 25 млрд руб. под 6,5 % для льготного кредитования банков-партнеров. Ожидаем, что после уже начатой перезагрузки программ МСП-банка конечные кредиты будут не дороже 10–11 % годовых.

Кроме того, в планах корпорации – создание совместно с властями регионов сети лизинговых компаний, у которых малые и средние предприятия смогут приобретать оборудование под 8 или даже 6 % годовых (деньги правительством пока не выделены, но антикризисным планом данные мероприятия предусмотрены).

Летом 2016 г. мы ожидаем начала работы создаваемого Корпорацией МСП «Бизнес-навигатора», в августе – появления реестра субъектов МСБ. Организуется доведение до предприятий важной для них информации через многофункциональные центры.

Можно утверждать, что Корпорация МСП движется вперед очень широкими шагами. Важно отметить системность ее работы.

Я уже сказал, что в этом году объем закупок у малых и средних предприятий государственными корпорациями должен достичь 1 трлн руб. С 1 мая закупать продукцию МСП начинают 135 государственных унитарных предприятий (они и сейчас закупают, но делают это на несистемной, непрозрачной основе). Осенью к ним присоединятся еще 75 менее крупных госкорпораций. Таким образом, можно прогнозировать, что в течение трех лет объем этого рынка достигнет порядка 3 трлн. руб. в год.

И квота будет уже не 10, а 15 %. Кроме того, со следующего года планируется реализовывать и установленное в законе правило «второй руки», предусматривающее 8-процентную квоту для МСБ в виде субподрядов.

19 апреля Александр Браверман подробно рассказал о деятельности и планах Корпорации МСП на заседании Попечительского совета «ОПОРЫ РОССИИ». И я надеюсь, что обо всех успехах или трудностях Корпорации мы и далее будем узнавать в числе первых. На данный момент наши организации связывают очень открытые партнерские отношения.

Как вы оцениваете уровень доверия между регуляторами, контрольно-надзорными органами и субъектами малого и среднего бизнеса?

– Я оцениваю его как крайне низкий. Бизнес не верит органам контроля, а те в свою очередь считают, что предприниматели заслуживают наказания априори. Соответственно, имеет место огромное взаимное недоверие, в кое-каких моментах переходящее в неприязнь. И это действительно большая проблема, над которой нужно работать.

Если контролер будет приходить на предприятие не для того, чтобы оштрафовать, а, выявив нарушение впервые, проконсультирует и оформит предписание, то это абсолютно меняет взаимоотношения между проверяемым и проверяющим.

Знать сотни тысяч нормативно-правовых актов, некоторые из которых приняты еще 1930-х, невозможно. А пользоваться этим, наказывая производственников стотысячными и миллионными штрафами, неправильно. То, что это вызывает глубочайшее раздражение, естественно. Доверие следует восстанавливать справедливым соотношением проступка и наказания за него.

Мы, «ОПОРА РОССИИ», знаем, что нужно делать, чтобы взаимоотношения между бизнесом и регуляторами вошли в нормальное русло. Более того, были соответствующие поручения президента страны. Но, к сожалению, реализация решений затягивается на годы.

Системная проблема заключается в том, что на уровне Правительства нет того органа, который бы своего рода «арбитром». В частности, закон о самозанятых гражданах обсуждается уже три года, хотя Президентом дважды отдавалось поручение принять этот документ. Но из-за расхождения ведомств – Минэкономразвития, Минфина и Минтруда – в видении того, каким он должен быть, до сих пор нет даже законопроекта.

В вопросах контроля и надзора происходит то же самое: процесс длится уже больше года, а мы только-только приняли дорожную карту. При этом основные законы, регулирующие эту сферу, даже не разрабатывались. Аналогичная ситуация имеет место с урегулированием вокруг налогов и неналоговых платежей.

Позиции ведомств расходятся, а стороны, которая могла бы выступить судьей в их спорах, нет. Орган, который на регулярной основе осуществлял бы арбитраж, в аппарате правительства отсутствует. Иногда в его качестве выступает премьер-министр, но ведь он не может заниматься всеми проектами нормативных правовых актов, объем которых огромен, а проблематика чрезвычайно широка – кроме бизнеса есть социальная сфера, образование, культура, безопасность и так далее.

Вал непринятых решений накапливается. В итоге некоторые документы принимаются в экстренном порядке и в совершенно сыром виде. Так вышло, например, с Постановлением Правительства РФ № 81 от 6 февраля 2016 г. об утилизационном сборе на самоходные машины. Согласно принятому документу получается, что, например, при стоимости прицепа в 100 тыс. руб. за его утилизацию необходимо заплатить 250 тыс. руб. Соответственно целая отрасль оказалась в ступоре.

Если говорить в целом, какие проблемы и задачи являются, на ваш взгляд, наиболее важными, злободневными для малых и средних промышленных предприятий в настоящее время?

В чем-то повторюсь, потому что о некоторых проблемах мы уже поговорили.

Первое. Самая главная проблема – снижение рынков сбыта. Необходимо создавать растущие рынки, в том числе используя государственные механизмы. В частности, за счет закупок госкорпораций, развития экспорта, импортозамещения, внутреннего туризма, социального предпринимательства.

Второе – взаимоотношения с системой контроля и надзора. Такого накала в этой сфере, как сейчас, не было за все четверть века развития современной России. Никогда еще малый и средний бизнес не находился под таким прессингом.

Третье – низкая доступность финансов для МСБ (о некоторых шагах к решению этой проблемы я рассказал).

Четвертое – рост налоговых и неналоговых платежей. На словах все сходятся на том, что это должно быть исключено, на деле – нагрузка на предприятия растет (в частности, в связи с начислением налогов по результатам кадастровой оценки).

Пятое – высокий уровень уголовного преследования в предпринимательской сфере.

Шестое – административные барьеры. К сожалению, во многих сферах они только растут. В стране принимаются все новые и новые правовые акты. При этом абсолютно не учитывают, какие препятствия для бизнеса они устанавливают. Пример – требования по лицензированию, промбезопасности, уже упомянутому утилизационному сбору и т.д. Объем СНиПов, СанПиНов, прочих документов только увеличивается.

Ранее при Правительстве России успешно работала комиссия по административной реформе, которая очень многие нормативы упраздняла. Но в последние годы активной деятельности она не ведет. В частности, правила о том, то при добавлении нормативов должно следовать выведение из действия такого же (а, например, в Великобритании – удвоенного) числа уже имеющихся требований, у нас не установлено. Поэтому административные барьеры в последнее время только растут. А значит – растут издержки бизнеса, и падает его конкурентоспособность.

По содержанию своей работы вы бываете в разных регионах и получаете много информации. Как можно вкратце оценить ситуацию в российской промышленности и экономике в целом?

Она разная: где-то рынки сужаются, где-то растут. Есть рост по импортозамещению и экспорту, но он мог бы быть более динамичным, чтобы компенсировать падение в других отраслях. Так, если объем экспорта предприятиями малого и среднего бизнеса вырос, скажем, на 3 %, то падение в торговле составило 10 %.

У нас по стране очень разный инвестиционный климат. В регионах он отличается очень сильно. Так же сильно разница и ситуация по отраслям. Не лучшие времена переживают металлургия, машиностроение и т.п.

В то же время именно на несырьевое промышленное производство возлагаются особые надежды. Возможные точки прорывного роста в малом бизнесе известны, но этими отраслями нужно заниматься.

Добавлю, что вопросы промышленности крупных городов нужно увязывать с вопросами защиты окружающей среды. Следующий год в России объявлен годом экологии. И я надеюсь, что будут приняты решения, которые сделают невыгодным не вкладывать деньги в газоочистку или очистку стоков. Плохая экология промышленных центров – это проблема не только безопасности, здоровья людей, но и развития регионов, которые покидают квалифицированные кадры, экономически активное население.  

Оставить комментарий
Другие новости

Полина Вергун возглавила профильный Комитет «ОПОРЫ РОССИИ»

Новый комитет, созданный в «ОПОРЕ РОССИИ», объединит предпринимателей малого и среднего бизнеса сферы обращения с отходами в период прохождения новой реформы. Основной целью новой структуры станет успешная реализация реформирования отрасли на территории российских субъектов в короткие сроки и интеграция в новую систему бизнес-сообщества. 
13 Декабря 2017

У малого и среднего бизнеса – членов «ОПОРЫ РОССИИ» появится эффективная сеть продвижения

На совместном заседании ФАС России, Президиума «ОПОРЫ РОССИИ» и Президиума НП «ОПОРА» было принято решение о создании федеральной Комиссии по развитию art, медиа и киноиндустрий. Председателем был избран член Правления «ОПОРЫ РОССИИ» Евгений Юматов. 
13 Декабря 2017

Член комиссии по социальному предпринимательству «ОПОРЫ РОССИИ» провела встречу с представителем Минсоцразвития Московской области

11 декабря 2017 года член комиссии по социальному предпринимательству «ОПОРЫ РОССИИ» Светлана Налепова провела встречу с заместителем начальника управления организации социального обслуживания Минсоцразвития Московской области Евгенией Ларионовой. 

13 Декабря 2017