Сергей Борисов: В ближайшем будущем нас ждут две тенденции — укрупнение бизнеса и цифровизация

21 Декабря 2021

Российский совет по международным делам (РСМД) представил сборник интервью членов РСМД, посвященный 10-летию созданию Совета. В издание вошли интервью государственных и общественных деятелей, а также ведущих представителей экспертного сообщества России. Так, Председатель Попечительского совета «ОПОРЫ РОССИИ», член Российского совета по международным делам Сергей Борисов поделился своей авторской точкой зрения о дальнейших тенденциях развития бизнеса как в России, так и в масштабах мировой экономики.

 - Что бы Вы назвали основными успехами российской внешней политики за последние 10 лет? 

За последние 10 лет Россия значительно расширила сферу своего геополитического влияния и подтвердила статус мировой державы. Наша страна укрепила свои позиции в Азиатско-Тихоокеанским регионе и на Ближнем Востоке. 

- Сегодня уже традиционными стали рассуждения о возросшей турбулентности и неопределенности в мире, глобальном системном кризисе. На Ваш взгляд, с какими главными международными вызовами России предстоит столкнуться в среднесрочной перспективе? 

Для России главным вызовом станет сохранение партнерских отношений с другими странами. В условиях турбулентности важным фактором является конкурентоспособность российских товаров на мировых рынках. Поэтому необходимо максимально сконцентрироваться на решении внутренних экономических проблем, в частности, на развитии российского инновационного малого бизнеса, и модернизации экономики в целом. 

- Как трансформируется российский бизнес в условиях глобальных потрясений? 

Развитие малого и среднего предпринимательства (МСП) в России имеет свою специфику. До начала 2010-х гг. шло активное развитие этого сектора. Принималось прорывное законодательство (о лицензировании, о защите при проверках и т.д.). Доля малого бизнеса достигла 20% в ВВП и обеспечила 25–27% рабочих мест в стране.

Однако с тех пор развитие сектора МСП остановилось. Указанные показатели остаются до сих пор. Сегодня текущие значения по занятости обеспечиваются, прежде всего, за счет самозанятых граждан, количество которых за полтора года увеличилось на 2,5 млн человек. Без них показатели развития МСП находятся в отрицательной зоне.

Сам по себе малый и средний бизнес достаточно слабый. Средний показатель по числу работников на одном предприятии — 3 человека. Низкий уровень развития МСП порождает низкий уровень конкуренции, что ведет к низкому уровню конкурентоспособности продукции. Цены на продукты, услуги и их качество не являются оптимальными.

В ближайшем будущем нас ждут две тенденции — укрупнение бизнеса и цифровизация. 

- Что ждет экономику России и мира после пандемии? 

Важно отметить, что во время пандемии социальные обязательства государства возросли кратно. Большое внимание уделяется работе системы здравоохранения, социальной сфере и поддержке нуждающихся слоев населения. В этой связи перед нами встает вопрос — «за чей счет банкет»? Иными словами — за счет чего обеспечивать бюджет на социальную поддержку?

Приведу лишь несколько цифр. В кризисный 2020 г. была собрана сумма платежей бизнеса в консолидированный бюджет — 4,1 трлн рублей, что на 7,9 % больше, чем было собрано годом ранее (3,8 трлн рублей). Это значит, что во многом социальные обязательства государства обеспечиваются за счет налогов, поступающих от бизнеса.

Глобально нас ждет дальнейший переход бизнеса в цифру, изменение модели его ведения, а также изменение товарных цепочек и каналов продаж. Несмотря на то, что пандемия подстегнула малый бизнес к цифровизации, Россия по-прежнему сильно отстает по данному критерию. Да, сегодня много делается в этом направлении как государством, так и другими участниками рынка — банками, разработчиками цифровых решений и программного обеспечения. Здесь стоит отметить деятельность Минцифры России, которая направлена на поддержку отечественных разработчиков ПО, напрямую заинтересованных в переходе своих клиентов в цифру и способных предоставить эффективные решения по цифровизации бизнес-процессов, в том числе для малых и микропредприятий. Однако мы по-прежнему отстаем, нам нужны более смелые шаги по финансовой поддержке бизнеса на фоне продолжения госпрограмм, направленных на цифровизацию, помощь бизнесу в поиске новых направлений, рынков сбыта (поддержка экспорта, интернационализация) и каналов продаж. 

- Как можно улучшить бизнес-среду в России, сделать ее более привлекательной для иностранных инвесторов и потенциальных бизнес-партнеров в условиях санкционного давления? 

России придется еще больше озаботиться такими проблемами, как соответствие мировым стандартам в развитии технологий, цифровизация экономики, развитие малого инновационного бизнеса, чтобы быть конкурентоспособной на мировом экспортном рынке. Необходимо как можно больше стимулов и программ для развития малого бизнеса. И, конечно, говорить об улучшении бизнес-среды мы можем лишь в контексте реального ослабления давления на бизнес, поскольку различные административные барьеры и привлечение предпринимателей к уголовной ответственности по экономическим статьям УК РФ негативно влияют на жизнеспособность субъектов предпринимательства, не говоря уже об их эффективности.

В 2019–2020 гг. было много сделано в направлении ослабления административного давления. В рамках «регуляторной гильотины» отменен огромный массив требований. Из-за пандемии был введен мораторий на плановые и многие внеплановые проверки, который бизнес-сообщество аргументированно предлагает продлить до конца 2022 г.

Однако сейчас мы видим, что после того, как сработала «регуляторная гильотина», начали предприниматься попытки создать новые административные барьеры (например, разрешительный реестр производителей пивоваренной продукции через депутатский законопроект, который по регламенту не проходит обсуждение на «регуляторной гильотине»; регистрация правил оказания отдельных медицинских услуг без обсуждения на профильных площадках и т.д.). Из-за этого малый бизнес, прежде всего работающий в сфере торговли, теряет традиционные рынки. Для малого бизнеса продолжают существовать административные барьеры, препятствующие реализовывать подакцизную продукцию. Да, федеральное правительство реализует для МСП многочисленные меры поддержки, в том числе прямую финансовую поддержку, однако на региональном и местном уровнях предпринимаются попытки изъятия этой помощи через тарифы и аренду.

С 1 июля 2021 г. вводится новый порядок контрольно-надзорной деятельности, призванный перестроить всю систему отношений бизнеса и органов контроля и надзора в пользу партнерских отношений путем внедрения риск-ориентированного подхода к проверкам. Однако и в данном законе есть свои нюансы, связанные с практикой его применения, так что мы будем внимательно наблюдать, как контролирующие органы будут действовать в дальнейшем, не постараются ли наверстать упущенные месяцы, когда проверок было в разы меньше. На выявленные случаи нарушений на местах региональные отделения «ОПОРЫ РОССИИ» реагируют быстро и, как показывает практика, эффективно.

Что касается мер финансовой поддержки, предоставляемой государством малому бизнесу, мы видим, что их эффект зачастую нивелируется ростом тарифов, арендных платежей, штрафов.

Так, уже стал нехорошей традицией бесконтрольный рост тарифов для бизнеса. Причем для малого бизнеса тарифы почему-то растут быстрее, чем для крупного. Например, в Ленинградской области тариф за 2015–2021 гг. для малого бизнеса рос в 6 раз быстрее, чем для крупного, в Иркутской области — в 4,8 раз, в Красноярском крае — в 4,3 раза. «ОПОРА РОССИИ» мониторит ситуацию в регионах и на вопиющие случаи отвечает незамедлительно на федеральном уровне.

Еще одна проблема — попытки чрезмерного увеличения стоимости аренды земельных участков, предпринимаемые муниципальными властями. Яркий пример — Владивосток, где в начале 2021 г. администрация выступила с инициативой введения повышающих коэффициентов, до 10 раз (!) увеличивавших стоимость аренды. После вмешательства «ОПОРЫ РОССИИ» удалось отменить это решение. Но такие случаи возникают повсеместно, ведь деньги бизнеса — лакомый кусочек для местных властей.

Стоит отметить нововведения в части ограничения работы МСП, появившиеся в 2020 г. в связи с пандемией коронавируса. Например, Оперштабом по предупреждению завоза коронавирусной инфекции в начале года было принято решение о том, что только компании крупного бизнеса имеют право привлекать иностранную рабочую силу. Доводы экспертов и предпринимателей о том, что для целого ряда направлений малого бизнеса (торговля, клининг, строительный подряд и т.д.) характерно привлечение иностранных работников и их работа в таком случае станет невозможной, были попросту проигнорированы.

И стоит ли говорить о какой бы то ни было привлекательности российского рынка для иностранных инвесторов, пока в нашей стране остаются возможными аресты и преследования по экономическим статьям таких инвесторов, как, например, Майкл Калви — человек с безупречной бизнес-репутацией, который рисковал и вкладывал в российскую экономику 25 лет.

Еще одним показателем благоприятности бизнес-среды является состояние экспорта. Сегодня, за редким исключением, российские малые компании не способны выходить на внешние рынки. По данным ФТС России экспортом занимаются 55 тыс. МСП, это менее 1 % от всего числа МСП в России. В долларовом выражении доля МСП в экспорте составляет 12,6%. Для сравнения, в Германии — 27%, в Китае — 68%.

Такое положение дел сказывается на конкурентоспособности российской продукции на глобальных рынках. Конкурентоспособность экономики и отдельных предприятий на глобальном рынке также можно оценить через патентную активность. Так, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, лидерами по числу международных патентных заявок являются Китай (68,7 тыс.) и США (59,2 тыс. заявок). Россия в 2020 г. подала 1073 заявок.

Эти проблемы, над которыми «ОПОРА РОССИИ» бьется уже много лет, возможно решить, когда все участники процесса повернутся друг к другу лицом. Необходима большая работа по повышению уровня взаимного доверия и уровня правосознания, как чиновников, так и предпринимателей. И только когда бизнесу будут обеспечены нормальные условия для работы, тогда мы и увидим приток инвесторов. 

- Как защитить средний и малый бизнес, работающий в технологической сфере, когда глобальные корпорации фактически монополизировали рынок? 

Озабоченность вызывает все нарастающая тенденция приобретения системообразующими банками непрофильных бизнесов. Риски монополизации традиционных для МСП рынков со стороны банковских организаций, скупающих бизнесы и онлайн-платформы. Малые банки, которые работают в регионах и которые нужны малому бизнесу, не имеют столько возможностей и средств, как крупные игроки, и они вынуждены уйти с рынка.

Рецепт защиты от засилья глобальных корпораций только один — жесткое антимонопольное регулирование, другого пути нет.

Также необходимо развитие инноваций, которые сами по себе являются продуктом конкурентной борьбы. Это не надуманные вещи, когда кто-то хочет «быть в тренде» и чтобы обязательно были инновации. Сегодня мы должны понять, что завоевывать своего покупателя будут только новые продукты с новым качеством и новой стоимостью. А для создания таких продуктов требуется в первую очередь образование. Например, в западных университетах доля предпринимателей из реального сектора составляет 50%. Настало время и нам перестать жадничать и ревновать к бизнесу учебный процесс, начать привлекать к образовательному процессу людей из бизнеса.

Стоит поучиться у наших коллег со всего мира, где малые формы хозяйствования раскрывают потенциал огромного количества людей. Где студенты обучаются бизнесу на практике и реальных примерах. Посетив определенное количество мастер-классов, они выбирают то, что им по душе. Уже с третьего курса обучающихся можно привлекать к участию в бизнес-проектах. Затем возможно и успешное трудоустройство в бизнесе. Люди могут найти себя. Реализовавшись в бизнесе, они станут менторами и наставниками, процесс будет цикличный.

Я твердо убежден, что именно им предстоит сыграть большую роль в раскрытии талантов и создании успешных инновационных компаний, способных стать впоследствии опорой нашей экономики. Такие компании строятся на базе лучших научных разработок. Мы видим, как это делается на Западе. Например, сегодня практически каждый школьник слышал о созданной на базе частного Стэндфордского университета Кремниевой Долине, ставшей центром притяжения лучших кадров из области ИТ со всего мира, в том числе из России. Пресловутая «утечка мозгов» происходит от того, что идеи у нас есть, а условий для их реализации нет. Дать необходимую почву для создания технологических стартапов может и должен ресурс таких замечательных сильных вузов, как МГТУ им. Н.Э. Баумана, Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ», НИУ ВШЭ и др.

Более того, начинать обучать предпринимательству, создавать базу нужно со школьной скамьи.

В том что касается непосредственно защиты малых технологических компаний, то здесь важно следующее: развитие системы финансирования стартапов (в том числе венчурного), максимальное внимание к образованию, снижение административного давления и ослабление правового регулирования, что является основой комфортной бизнес-среды.

Необходимо системное развитие венчурного и традиционного финансирования для стартапов. Важным является вопрос привлечения иностранных инвесторов. Кроме того, следует развивать систему акселерации, о которой мы так много говорим в последнее время. В этой области есть определенные успехи в виде некоторого повышения порогов отнесения к МСП, введения переходных налоговых режимов и пр. Однако система еще «не выстрелила».

Еще один важный фактор защиты малых технологических компаний — внимание к образованию для кадров из этой сферы, в частности, повышение информированности предпринимателей в области защиты прав на интеллектуальную собственность и развития патентования. Отсутствие правил игры в регистрации и обороте интеллектуальной собственности в учебных заведениях закрыло двери перед МСП. Нецивилизованный оборот интеллектуальной собственности (а, фактически, воровство) углубил тенденцию создания новых технологических проектов с российским началом в других юрисдикциях.

 

Сборник интервью членов Российского совета по международным делам «10 лет в глобальном мире» доступен по ссылке.

 

Оставить комментарий
Другие новости

Павел Самиев: Почему крупные банки стали главными кредиторами малых предпринимателей

По итогам 2021 года небольшие банки окончательно проиграли более крупным в борьбе за малых предпринимателей-заемщиков. Это еще один повод для беспокойства о состоянии конкуренции в банковском секторе, считает член Президиума Правления «ОПОРЫ РОССИИ», председатель Комитета «ОПОРЫ РОССИИ» по финансовым рынкам Павел Самиев.


10 Января 2022

Андрей Шубин — о выгодах от перехода на автоматизированную упрощенную систему налогообложения

Правительство подготовило и внесло в Госдуму законопроект, который, по сути, вводит новый режим налогообложения, рассчитанный на микробизнес. Попробуем разобраться, в чем принципиальные плюсы и отличия Автоматизированной упрощенной системы налогообложения (АУСН) от существующих систем и, главное, зачем малому бизнесу переходить на этот режим.

28 Декабря 2021

Предпринимателям нужна поддержка: интервью с Андреем Шубиным о переломном годе для бизнеса

Уходящий год оказался почти таким же непростым и тяжелым для бизнеса, как и 2020 год. При этом в этот раз тяжелые последствия пандемии ощутили на себе практически все. Ограничения на работу, издержки, ощутимый рост цен на сырье, сбои в поставках, сложности с экспортом, новые обязательства, связанные с маркировкой, и другие факторы — поставили в непростое положение не только сферу услуг, малый бизнес, но и средние и крупные предприятия.


20 Декабря 2021