Предпринимателям нужна поддержка: интервью с Андреем Шубиным о переломном годе для бизнеса

20 Декабря 2021

Уходящий год оказался почти таким же непростым и тяжелым для бизнеса, как и 2020 год. При этом в этот раз тяжелые последствия пандемии ощутили на себе практически все. Ограничения на работу, издержки, ощутимый рост цен на сырье, сбои в поставках, сложности с экспортом, новые обязательства, связанные с маркировкой, и другие факторы — поставили в непростое положение не только сферу услуг, малый бизнес, но и средние и крупные предприятия.


Бизнес обратил на себя небывалое внимание общественности, СМИ и властей, что повлекло за собой серьезные изменения и необходимость пересмотреть условия для развития предпринимательства в России.

Редакция «Сделано в России» поговорила с исполнительным директором бизнес-объединения «ОПОРА РОССИИ» Андреем Шубиным об итогах 2021 года. Какие перемены назрели в ведении бизнеса в стране и чем предпринимательскому сообществу запомнится этот год — читайте в этом интервью.

Расскажите, сколько предприятий и индивидуальных предпринимателей было зарегистрировано в уходящем году?

Если говорить о малом и среднем бизнесе, то, по данным на 31 октября, 873 605. Это и юридические лица, и индивидуальные предприниматели, которые были зарегистрированы. Но многие и закрывались. «Дельта» по итогам года — плюс 96 тысяч субъектов МСП.

Какие сферы бизнеса чаще всего открывались в этом году?

По структуре — преобладает торговля (больше 35%), деятельность автомобильного и грузового транспорта (16%), строительство жилых и нежилых зданий и аренда, управление имуществом.

Какие регионы оказались лидерами по регистрации нового бизнеса, а кто попал в антирейтинг?

По абсолютным цифрам Москва на первом месте. Там зарегистрировано 120 981 новых “бизнесов” по данным на октябрь. На втором — Московская область, на третьем — Санкт-Петербург. Это во многом связано с общей численностью населения регионов. По доле прироста МСП лидеры — Дагестан (плюс 10,9%), Калмыкия (плюс 8,3%), Московская область (плюс 7,3%). В антирейтинге — республика Адыгея (минус 5,1%), Магаданская область (минус 3,1 %), республика Коми (минус 2,7%).

Как вы считаете, что мешает регионам, оказавшимся в антирейтинге, активнее развивать сферу предпринимательства?

Там мало людей, меньше экономическая активность. Но, во-первых, это удаленность, во-вторых, развитость экономическая. На экономическую активность влияет и отток населения в регионах-аутсайдерах. Без системных мер по сохранению населения экономическая активность невозможна.

Все обусловлено ровно экономикой. Если мы посмотрим на Москву, Московскую область и Санкт-Петербург, то это огромные агломерации с понятным рынком сбыта, большим количеством проживающих. В этих же регионах нет таких условий в принципе. Узкие сферы поделены, и конкуренция хоть и есть, но меньше возможности развития. Местные предприниматели ограничены логистикой. То есть причины вполне объективны, которые влияют и на малый и средний бизнес, и на экономику в целом.

Расскажите, какие проблемы малого и среднего бизнеса удалось решить при содействии «ОПОРЫ РОССИИ» в 2021 году?

Год был достаточно напряженный. Ключевая история, конечно, — пандемия и меры поддержки бизнеса, который попал в наиболее сложную ситуацию. Начиная с того года, мы проводили постоянные совещания и встречи в рамках штаба по защите бизнеса под руководством Андрея Рэмовича (Белоусова — ред.) вместе с министерством экономического развития, анализировали и собирали обратную связь от предпринимателей всех регионов.

Вторая большая задача, которой мы занимались, — это мониторинг мер поддержки: как работают, как запускаются, как выдают. Что-то мы изменяли, корректировали работу банков и инфраструктуры поддержки. Также это выработка самих решений и грамотного подхода, связанного с максимально возможной разрешительной деятельностью бизнеса: чтобы не закрывали, а если закрыли, то предоставляли хоть какие-то возможности для компенсации.

Поскольку наши отделения есть во всех субъектах Российской Федерации, то, конечно, велась большая работа на местах, в региональных отделениях, где анализировался опыт, и мы вместе с губернаторами принимали различные решения вместе.

Мораторий на проверки бизнеса — тоже очень важная и правильная тенденция. И это решение показало, что ничего страшного не произошло. Те требования и то количество проверок, которое раньше было, можно сокращать, и не будет никакой проблемы в этой части, никакой катастрофы. И это очень важный вывод, который позволяет кардинально пересмотреть систему контроля и надзора за предпринимателями. Все это вылилось в закон о контрольно-надзорной деятельности, автоматическом продлении действия ряда лицензий. То есть год оказался хорошим с точки зрения либерализации требований к проверкам.

Помимо этого, мы давно поднимали вопрос про возможность самозанятым сдавать апартаменты в аренду. Сейчас это пока невозможно, но на последнем заседании правкомиссии по малому бизнесу под руководством Михаила Мишустина мы озвучивали эту тему, и она была поддержана председателем правительства. Сейчас мы готовим соответствующий законопроект. Апартаментов много, владельцы у них есть, и чтобы обелить этот рынок, нужно внедрить такой тип бизнеса. Мы не говорим про коммерческие апартаменты, только про личные.

Мы долго обсуждали с предпринимателями, которые занимаются развитием сельского хозяйства, запрет строить жилье на территории сельхозназначений. Эту поправку мы инициировали, и законодательно эта возможность уже дана — теперь фермеры могут строить жилье для себя. Конечно, ограниченное метражом, но, тем не менее, теперь есть возможность для того, чтобы там размещаться и жить. Также в конце года был принят законопроект, позволяющий фермерам торговать выращенной ими сельхозпродукцией на землях сельхозназначения.

На ВЭФ в этом году выступали наши коллеги и просили снизить НДС для туристической отрасли по примеру рестораторов. Сейчас мы прорабатываем соответствующее поручение президента. Также сейчас мы очень много работаем над снижением уровня штрафов для субъектов предпринимательства в зависимости от уровня бизнеса: микро-малого, среднего, крупного. Чтобы приравняли все-таки малый бизнес к ИП. По многим составам это будет снижение штрафа до десяти раз. Это опыт Казахстана. Конечно, мы не говорим о случаях, когда причинен вред жизни и здоровью и окружающей среде. Речь о стандартных нормах.

Вы затронули мораторий на проверки бизнеса. Не так давно министр экономического развития Максим Решетников сказал, что проверочные мероприятия в отношении бизнеса сократились в пять раз. Совпадает ли это с данными «ОПОРЫ РОССИИ»?

Да. В пять раз сократилось количество проверок с 2019 по 2020 годы. Но в первом полугодии 2021 года произошел существенный рост числа проверок из-за смягчения моратория, действовавшего в прошлом году. Но все равно число проверок стало меньше, чем до пандемии. Мы очень надеемся на новый закон о контрольно-надзорной деятельности, который предусматривает приоритет профилактических мероприятий над контрольными.

Что касается мер поддержки бизнеса, пострадавшего в пандемию. Рестораторы, турбизнес, бьюти-индустрия и организаторы массовых мероприятий ранее жаловались СМИ, что не могут воспользоваться обещанной государством антикризисной поддержкой по программе «ФОТ 3.0». Банки не выдавали им кредиты, выдвигая дополнительные условия. Получаете ли вы жалобы от предпринимателей?

Есть постановление правительства, в котором указаны требования для получения поддержек, и там были разные нюансы, по которым поступали обращения предпринимателей. Например, что предприятие должно было участвовать в программе прошлого года «ФОТ 2.0», чтобы получить «ФОТ 3.0». Второй критерий — ОКВЭДы, которых внесли в список наиболее пострадавших, отличались от прошлого года. И третий нюанс связан с экономикой — если у предприятия совсем все плохо с точки зрения экономики — могли на этом фоне отказать. Все сложные ситуации мы с банками в рабочем режиме смотрим и отрабатываем, нам дают консультации.

C ЦБ мы в прошлом году наладили диалог, и, если к нам поступают жалобы и обращения по поводу тех или иных банков, мы в рабочем режиме эти вопросы прорабатываем. Так что, если есть проблемы со взаимодействием с банками, обращайтесь в «ОПОРУ».

Как чувствует себя бизнес на фоне пандемии? Какие меры еще необходимы, чтобы помочь предпринимателям восстановить свою деятельность?

Сейчас довольно интересная ситуация. Нам статистика, цифры, чеки говорят о том, что обороты увеличиваются, и вроде бы ситуация налаживается. Об этом говорят и налоговые поступления, которые сильно увеличились. Но когда мы обсуждаем этот вопрос с предпринимателями, то ситуация от региона к региону разная. В регионах вводятся ограничения, и поток снижается. Как минимум, все, что связано с услугами, — точно не восстановилось, и это вопрос долгоиграющий, это вопрос снятия всех ограничений.

Торговля растет. Но смотря в какой отрасли. Например, предприниматели, которые смогли вовремя перестроиться на онлайн, начать свое продвижение в интернете, сотрудничество с маркетплейсами, выросли кратно. Все онлайн-сервисы в пандемию выросли в несколько раз. А если смотреть на производителей мебели, у которых ажиотажный спрос был в том году, то они претерпевают снижение выручки. На экспорт мебели очень выросли издержки, цены на сырье подскочили до 300%, и ФАС даже завела дело на производителей ДСП и ЛДСП. Плюс есть проблемы, связанные перевозками, — огромные очереди на границе Евросоюза, сокращение квот на автотранспорт в ЕС. Поэтому у всех, кто нацелен на экспорт, увеличились издержки. Плюс инфляция выросла, и мы становимся неконкурентоспособными по сравнению с Польшей даже. Мировую конъюнктуру тоже нужно смотреть, и здесь очень сложная история.

Что делать? Восстанавливать спрос. Сфере услуг нужна поддержка с рассрочкой налогов, торговым центрам, где есть ограничения по посещениям, — нужны налоговые послабления. В ресторанах, где введены QR-коды, — происходит резкое снижение потока людей, а издержки как были, так и есть. Поэтому нельзя сказать, что все восстановилось. Но то, что есть рост в интернет-сегменте, это факт. И это то, что подтолкнуло государство и бизнес к цифровой трансформации.

Ко всему прочему, на бизнес наложено еще и обязательство по маркировке.

Маркировка тоже такой вопрос, который надо тщательно проработать. Мы будем делать исследование по маркировке, особенно в части самозанятых, которые, например, шьют обувь. Они никак не могут сами маркировать свои товары, потому что нужно оборудование, система документооборота, отчетность. Поэтому нужно посмотреть, какие издержки есть и как их можно минимизировать.

С какими еще инициативами вы планируете выйти в 2022 году?

У нас большой план работ. Будем заниматься снижением тарифов для субъектов предпринимательства на электроэнергию. Планируем завершить те вопросы, по которым у нас есть поручения, — например, по апартаментам и снижению штрафов для малых предприятий, о которых мы говорили выше.

Сюда же можно добавить историю об обязательном предупреждении предприятий малого и среднего бизнеса за впервые совершенное правонарушение, если оно не связано с причинением или угрозой вреда здоровью и жизни, окружающей среде и имуществу. В этом случае вместо штрафа должно быть предупреждение с нормальным сроком для исполнения. Хотим проработать в регионах вопрос о налоге на кадастровую стоимость, который в максимуме составляет 2%, но в нынешних условиях это очень сложно и болезненно для предпринимателей. Со всех регионов к нам поступают такие просьбы. Мы с губернаторами на связи и тоже будем делать все, чтобы стремление собрать как можно больше налогов в ущерб развитию и сохранению бизнеса не превалировало на местах.

Большая работа будет связана с тем, чтобы вернуть в статью УПК порядок возбуждения дела по налоговым преступлениям именно по материалам налоговой службы. Сейчас это могут делать сами правоохранительные органы даже при отсутствии претензий к предпринимателю со стороны налоговой. Все-таки у налоговой есть все инструменты и ресурсы для проверки, поэтому считаем, что налоговая должна привлекаться сразу.

Есть тема, связанная с солидарной ответственностью в кооперативах. Это ответственность всех членов кооператива друг за друга, например: вас пятьдесят человек, кто-то совершил ошибку, и вся ответственность ложится на всех, с вас могут взыскать, как и с любого другого. Нам кажется, что этот подход надо менять. Из-за этого снижается уровень доверия, кооперативные движения не развиваются, хотя в действительности кооперативы очень правильный инструмент.

Есть платформа «За бизнес», где рассматриваются обращения предпринимателей. Она подключена напрямую к центральному аппарату силовых структур — там есть МВД, СК, ФСБ, Генпрокуратура, но нет Таможенной службы, и мы за то, чтобы ее туда ввести. В последнее время по таможне поступает много обращений предпринимателей, поэтому важно наладить коммуникацию, чтобы они оперативно рассматривались.

Давняя тема — закон о мобильной торговле. Мы намерены до конца проработать этот законопроект, чтобы развитие стационарной мобильной торговли и малого бизнеса пошло в гору. Это хорошая инициатива, и всеми поддерживается. Мы с Минпромторгом убрали все противоречия, поэтому в следующем году должны выйти с ним и все-таки принять этот законопроект, который был и в плане нацпроекта по малому бизнесу.

Какие тренды в развитии бизнеса наметились в 2021 году? Какие, на ваш взгляд, будут ведущими в следующем?

Главный тренд — цифровизация. Цифровизация тянет за собой обеление, и у бизнеса есть спрос на это. Второй тренд — развитие сервисов для бизнеса. Уже есть сервис для кредитования онлайн и получения мер поддержки. Цифровую платформу для малого и среднего бизнеса сейчас выстраивает и Корпорация МСП, в нее заложены абсолютно разные сервисы.

Какие-либо прогнозы на сегодняшний день дать невозможно, все непредсказуемо. Мы не знаем, будет ли еще одна волна коронавируса, появится ли коллективный иммунитет. Пока все прогнозы, которые были ранее, не оправдались. Но хочется верить в лучшее.

Что касается развития бизнеса, то, понятно, что перестройка должна идти в сторону «цифры», но не все это могут себе позволить. Еще не все перестроились на доставку.

Плюс идет тренд на укрупнение бизнеса: цифровые платформы развиваются, всасывают в себя все больше и больше ресурсов и набирают экономическую мощь, которая потом будет диктовать условия. Поэтому здесь малому и микробизнесу нужно учиться работать с этими платформами. Еще важно, чтобы государство не то чтобы регулировало, но разрабатывало общие правила недискриминационного доступа.

Вы имеете в виду экосистемы?

Да, экосистемы, цифровые платформы. Важно следить за тем, чтобы не было злоупотребления. Я говорю именно о каком-то общем своде правил, а не жестком регулировании, ведь понятно, что это все равно для всех свой бизнес.

Источник: «Сделано в России»


Оставить комментарий
Другие новости

Павел Самиев: Почему крупные банки стали главными кредиторами малых предпринимателей

По итогам 2021 года небольшие банки окончательно проиграли более крупным в борьбе за малых предпринимателей-заемщиков. Это еще один повод для беспокойства о состоянии конкуренции в банковском секторе, считает член Президиума Правления «ОПОРЫ РОССИИ», председатель Комитета «ОПОРЫ РОССИИ» по финансовым рынкам Павел Самиев.


10 Января 2022

Андрей Шубин — о выгодах от перехода на автоматизированную упрощенную систему налогообложения

Правительство подготовило и внесло в Госдуму законопроект, который, по сути, вводит новый режим налогообложения, рассчитанный на микробизнес. Попробуем разобраться, в чем принципиальные плюсы и отличия Автоматизированной упрощенной системы налогообложения (АУСН) от существующих систем и, главное, зачем малому бизнесу переходить на этот режим.

28 Декабря 2021

Сергей Борисов: В ближайшем будущем нас ждут две тенденции — укрупнение бизнеса и цифровизация

Российский совет по международным делам (РСМД) представил сборник интервью членов РСМД, посвященный 10-летию созданию Совета. В издание вошли интервью государственных и общественных деятелей, а также ведущих представителей экспертного сообщества России. Так, Председатель Попечительского совета «ОПОРЫ РОССИИ», член Российского совета по международным делам Сергей Борисов поделился своей авторской точкой зрения о дальнейших тенденциях развития бизнеса как в России, так и в масштабах мировой экономики.

21 Декабря 2021