Павел Сигал: "С нынешней ставкой бизнесу будет сложно избежать просрочки"

22 Января 2015

Первый вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ» Павел Сигал — о политике ЦБ в отношении ключевой ставки в беседе с Известиями

"Центробанк повысил ключевую ставку в ночь на 16 декабря 2014 года не для того, чтобы сдержать инфляцию, как заявляет, а для того, чтобы сдержать играющих на понижение рубля".

Этими игроками выступили главным образом банки, которые занимают у ЦБ в рублях, покупают валюту, а при скачках курса продают ее с прибылью  на рынке, затем снова покупают в определенный момент и т.д. Думаю, когда ЦБ 15 декабря вечером оценил объем заявок от банков на покупку валюты, ему ничего не оставалось, как резко повысить ставку.

Заявок было слишком много и на весьма значительный объем; при ставке же 17% годовых многие банки отказались от покупки валюты, учитывая, что до кризиса стоимость таких заимствований составляла для них в районе 10%. 

Однако очевидно, что главным образом ослабление национальной валюты связано с падением цены на нефть. Вчера, например, нефть марки Brent торговалась ниже $49 за баррель. С начала лета 2014 года нефтяные котировки упали уже более чем вдвое. И повышение ключевой ставки зафиксировало рубль лишь на короткое время, после праздников курсы доллара и евро снова пошли вверх.

То есть надолго удержать рубль регулятору не удалось. При этом стоимость кредитных ресурсов для малого и среднего бизнеса (МСБ) из-за повышения ключевой ставки и дефицита пассивов увеличилась с 12–16% годовых до 25–34%. Очень сильно пострадали импортеры (из-за падения рубля тратят на закупку товаров вдвое больше), все отрасли, где комплектующие и услуги оплачиваются в валюте. В результате они были вынуждены поднять цены для потребителей в некоторых случаях на 30–40% при официально декларируемых властями показателях инфляции 5–12%. Пострадали также компании, задействованные в производстве: у них маленькая маржа (3–7%), а заемные средства выросли куда более значительно. 

Меньше всего действия ЦБ сказались, например, на металлургах: они получают выручку в валюте, в текущей ситуации это означает рост рублевых доходов.  

Каковы итоги? Инфляция растет, зарплаты остаются на предкризисном уровне, что влечет за собой снижение покупательной способности населения. Бизнес, закупающий импортное оборудование, несет издержки или не может проводить закупки в принципе — не на что. И даже взяв кредит в банке под 30%, предприятие МСБ рискует не справиться с расходами. Правительство выделило банкам 1 трлн рублей на поддержку реального сектора экономики, но эти средства получили только крупные банки — с капиталом от 30 млрд рублей. Таких не более 25, и в число их клиентов МСБ по большому счету не входит. В отсутствии средств часть предприятий МСБ закроется, другая переведет бизнес в «серую» зону — перестанет платить налоги, показывать выручку. И сохранение ставки в 17% — это откат в 1990-е, в общем.

Чтобы этого избежать, ЦБ должен снизить ключевую ставку до 12% годовых. Понятно, что удешевление кредитов МСБ на 5 п.п. недостаточно, но сейчас это лучше, чем ничего. Компании МСБ говорят, что готовы занимать у банков максимум под 20–25 % годовых, всё, что выше, — непосильная нагрузка для них. И чем быстрее ЦБ отреагирует на сигналы бизнеса, тем лучше. Но нужно понимать, что если цены на нефть будут ниже $48–55 за баррель, послаблений от Банка России ждать не стоит.

Поэтому предприятиям МСБ в текущих условиях нужно спасать свой бизнес: за счет сокращения издержек, закупки более дешевого сырья и комплектующих, увольнения персонала. 

К сожалению, можно ожидать волны банкротств предприятий МСБ, которым всё сложнее будет избежать вероятности выхода на просрочку при действующих кредитных ставках.

Мой совет предприятиям МСБ в условиях кризиса — максимально пытаться удержать и даже развивать свой бизнес, не вкладываться в валюту, не пытаться угнаться за курсами — с этим не угадаешь — и пока не открывать новых бизнесов, упорно работать. 

Хочется верить, что МСБ справится с текущим кризисом. Очевидно, что его будет сложнее пережить, чем прошлые потрясения 2008–2010 года: тогда цены на нефть после падения быстро скорректировались, в итоге за это время с рынка ушло не более 5–10 % компаний. В этот кризис их будет однозначно больше.

Оставить комментарий
Другие новости

Александр Калинин: «Главное – заставить органы власти взять ответственность»

Планируемые поправки в Конституцию РФ могут дать большой толчок в развитии малого и среднего бизнеса в стране и в то же время позволят быть более ответственными в этих вопросах не только федеральной, но и региональным властям. Как могут сыграть изменения в главном юридическом документе страны для сферы российского предпринимательства, и почему главная роль в этом отдается именно гражданам, экспертным мнением делится Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин.

28 Февраля 2020

Сборная Сибири. Как предприниматель из Иркутска зарабатывает на дикорастущих ягодах и борется за сохранность лесов

Компания Александра Деева «Дикая Сибирь» первая в России вывела на рынок пюре из таежной ягоды без сахара. Уже два года предприниматель, глава Комитета  по природопользованию и экологии Иркутского регионального отделения  «ОПОРЫ РОССИИ» занимается переработкой дикорастущих лесных ягод. О том, как владелец ягодной мануфактуры возрождает  отрасль по сбору дикоросов – в рубрике «История успеха».

25 Февраля 2020

Алексей Кожевников: Классификация отелей должна носить добровольный характер с запретом на самостоятельное навешивание звёзд

Вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ», председатель Комитета «ОПОРЫ РОССИИ» по туризму Алексей Кожевников считает, что существующее положение о классификации гостиниц перегружено техническими требованиями, которые затратны для бизнеса. Он предлагает использовать европейский опыт и сделать классификацию отелей добровольной.

19 Февраля 2020