Артем Артемьев — о развитии предпринимательства в новых экономических условиях

7 Октября 2022

Доля малого и среднего бизнеса в ВРП Челябинской области – около 27%. Об этом говорилось на форуме «Бизнес Урала – 2022», организованном региональным отделением «ОПОРЫ РОССИИ». Этот показатель несколько выше, чем в среднем по России, но власти и предпринимательское сообщество солидарны в том, что его нужно увеличивать. Мнением о том, за счет чего можно добиться такого роста, готов ли бизнес к новым экономическим вызовам, и как предприниматели могут активнее пользоваться поддержкой государства, в интервью рассказал Вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ», Председатель Челябинского регионального отделения бизнес-объединения Артем Артемьев.

- На форуме «Бизнес Урала – 2022» президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин презентовал комплекс предложений по развитию малого и среднего бизнеса под названием «Новая экономическая политика». Пока это просто идеи или они могут стать, а может, уже становятся основой для реальных шагов?

- «ОПОРА РОССИИ» - самая многочисленная предпринимательская организация в России, во всех регионах за некоторым исключением у нас есть отделения. И в каждом отделении есть свои комитеты, эксперты. Те идеи, которые озвучил Александр Сергеевич, - это выкристаллизованные предложения, которые идут, как с мест, так и от федеральных комитетов. Каждое из них реализуемо, более того, были отобраны самые интересные предложения с точки зрения ожидаемого эффекта, поэтому каждое из них принесет пользу, как малому бизнесу, так и через него – всей экономике.

При благоприятных условиях бизнес растет, а при лучших – растет еще интенсивнее. Тут можно привести аналогию с березой, которая в наших широтах вырастает высокой, а в Заполярье – нет, потому что там климат не позволяет. Меры, которые мы предлагаем, могут создать благоприятный климат для бизнеса. Они вписываются в канву того, что предлагает государство, и точно дадут эффект, как краткосрочный, так и долгосрочный, в плане развития, акселерации бизнеса.

- Сейчас в деловой среде много говорится о работе в «новой реальности», сформировавшейся в условиях санкционного давления. До этого бизнес приспосабливался к ковидным ограничениям и, за исключением некоторых отраслей, приспособился довольно быстро. Как сейчас обстоят дела: удается ли адаптироваться к сложившейся ситуации?

- В целом бизнес демонстрирует высокую адаптивную способность. Если говорить о самой сути занятия бизнесом, не для крупных компаний, а для небольших, то я бы привел такую метафору. Представим ледокол – огромное судно, сложно устроенное, где есть квалифицированная команда, есть капитан, у него помощник. Оно прокладывает себе путь, подминая под собой лед. Так вот, малый бизнес – это лодка, которая где-то в фарватере этого ледокола может идти, и предприниматель не просто сам эту лодку построил, он еще сам сверяется с картой, смотрит, чтобы его не опрокинуло волнами ледокола, одновременно воодушевляет команду. И он может любого из членов этой команды заменить, тогда как капитан ледокола, например, не заменит инженера. Ничего плохого не хочу сказать про этих капитанов, но быстро построить лодку, более применимую к новым реалиям, предприниматель сможет быстрее, чем капитан соберет ледокол – он вообще вряд ли сумеет это сделать. А малый и средний бизнес, как мы видим, использует новые возможности, ищет новые рынки, реализует проекты, связанные с импортозамещением. Правда, у производственников есть проблема – остро не хватает кадров, и сейчас тем более все обеспокоены тем, будут ли забирать сотрудников с производства. Потому что для небольшого предприятия потеря двух грамотных инженеров может обернуться катастрофой.

Пандемия была тренировкой перед сегодняшним кризисом, и во время нее мы увидели ясные сигналы. Что бы ни происходило, главное – вовремя сориентироваться, понять, какие предпринять действия: где-то сократить расходы, где-то найти новую нишу. Важный сигнал – что быть в «белой» зоне выгодно, потому что только такие предприятия во время пандемии получили помощь от государства. Стало понятно, что с государством можно активно сотрудничать. Больше стало умения получать помощь от институтов поддержки, пользоваться теми инструментами, которые они предлагают.

Это общая картина, которая отражается, в том числе, и в объемах налоговых поступлений. Но есть, конечно, и исключения – те, кто априори не мог перестроиться, и сейчас такие примеры тоже есть. Например, на автомобильном рынке сейчас коллапс, многие поставщики отказались сотрудничать с Россией.

- На протяжении многих лет со стороны, как власти, так и предпринимательского сообщества звучат заявления, что долю малого и среднего бизнеса в ВВП необходимо существенно увеличивать, но, несмотря на все эти разговоры, она так и остается на уровне чуть выше 20%. Вообще реально ли добиться такого роста, учитывая специфику российской экономики?

- Я думаю, что здесь работает закон перехода количества в качество. Об этих целях точно нужно говорить, искать пути их достижения. Есть страны, где доля малого бизнеса намного больше, и мы понимаем, что это причина, а не следствие того, что они экономически развиты. В той же Германии есть компании – глобальные чемпионы, которые знает весь мир, но при этом они остаются средним бизнесом.

В России мы действительно не наблюдаем акселерации микробизнеса в малый и малого в средний в массовом порядке, и общая доля МСП не растет. Действительно, у российской экономики своя специфика, много людей работает в госсекторе, в крупных компаниях. Поэтому надо делать больше усилий, и в том числе те предложения в рамках «Новой экономической политики», о которых рассказал Александр Сергеевич Калинин, нацелены как раз на это. Мы знаем, что кристалл растет в сторону наибольшей концентрации раствора. Для бизнеса такой концентрацией является не только экономические выгоды, но и сама привлекательность идеи, уважение к предпринимателю как к субъекту, который создает ценности, берет на себя ответственность, преобразует пространство вокруг себя. Нужно это уважение подпитывать, делать профессию престижной, и мы точно увидим увеличение количества предпринимателей.

- Усугубляются ли кадровые проблемы малого и среднего бизнеса в кризисные времена? Ведь в сложные периоды люди ищут стабильности, а она ассоциируется с госсектором и крупным бизнесом.

- Да, это есть, мы чувствуем конкуренцию за кадры с государственным сектором, куда люди готовы переходить порой на более низкую зарплату, зато с ощущением некой стабильности. Была такая программа «Умники и умницы», в этой игре участникам нужно было пройти по одной из дорожек – красной, желтой или зеленой. Зеленая была самой длинной, но там можно было сделать две ошибки, желтая покороче, но допускалась одна ошибка, красная – самая короткая, но ошибаться вообще было нельзя. Так и при трудоустройстве – люди понимают, что где-то они будут меньше зарабатывать, но риски они на себя брать не готовы, поэтому устраиваются в бюджетный сектор. Для малого и среднего бизнеса одно из решений этой проблемы – повышать производительность труда, меньшим количеством сотрудников делать больше работы – тогда из-за роста рентабельности и зарплату работникам можно будет повысить.

На мой взгляд, гораздо актуальнее другая проблема – когда человек не идет работать ни к предпринимателю, ни в госсектор, а идет в службу занятости. Здоровый трудоспособный человек просто встает на биржу труда, потому что либо не хочет работать, либо какую-то деятельность ведет «втемную», при этом получая пособия от государства. И мы понимаем, что по сути эти пособия он получает за наш счет, мы же платим налоги. Такие безработные приходят к руководителям предприятий и просят поставить печать, что они им не нужны. Некоторые предприниматели отказываются и говорят, что нужны. Через какое-то время к таким работодателям перестают ходить, видимо, на заборе где-то ставят метку, что туда идти не нужно. Есть предложение: если человек не может найти работу, то пускай просто за те деньги, которые получает в качестве пособия, он, например, убирает территорию, занимается общественно полезными работами. Всем польза – он будет в хорошей физической форме и навыки уборки территории не потеряет или приобретет, бизнес будет видеть, что деньги не зря уходят, городу тоже польза.

- По всей России, в том числе в Челябинской области, продолжает расти количество самозанятых. Как вы считаете, какие перспективы у этой категории? Можно ли считать самозанятых субъектами малого и среднего предпринимательства или ожидать, что они таковыми станут?

- Есть такая шутка: чтобы получить хороший малый бизнес, нужно взять средний бизнес и довести его до состояния малого. Некоторые из статуса индивидуальных предпринимателей переходят в самозанятые. Почему бы и нет, если у них нет людей в штате? И мы в «ОПОРЕ РОССИИ» разработали законопроект, который был поддержан и внесен в Госдуму. Он позволит легче переходить из статуса ИП в самозанятые.

Что касается тех, кто впервые просто занялся какой-то деятельностью как самозанятый, то важно, что люди берут на себя ответственность за свою жизнь. Они сами со своего дохода платят налоги, у них добавляется субъектность, они хотят получать от государства определенный сервис в обмен на эти налоги. Потом некоторые могут масштабировать эту деятельность – нанять людей, стать ИП и расти. Эта акселерация есть, но ее немного, и как раз ее нам не хватает для того, чтобы увеличивать долю малого и среднего бизнеса. Однако то, что число самозанятых растет, - это в любом случае хорошо и с точки зрения перспектив роста МСП, потому что, чем больше будет таких людей, тем больше в итоге появится предпринимателей. И даже если они останутся самозанятыми, все равно это тот случай, когда деньги, которые они заработают, останутся в экономике. Они же не выводят их за рубеж, а тратят здесь. Даже если человек на заработанные деньги решил, например, построить дом, то он стройматериалы покупает здесь, строителей нанимает тоже здесь. Так что, хотя и не все самозанятые – предприниматели в том смысле, который мы обычно вкладываем в это слово, на развитии бизнеса рост их количества сказывается благоприятно.

- Вы упомянули одну из инициатив «ОПОРЫ». Какие еще предложения объединения сейчас в работе?

- Недавно мы проводили заседание президиума, где центральной темой было интеллектуальное право малых инновационных предприятий. Мы понимаем, что экономика должна строиться вокруг инноваций, тех решений, которые позволят нам быстро развиваться. И, конечно, много говорили о научном потенциале, об учебных заведениях. Но лучшая реклама студенческого стартапа, как недавно заметили на пресс-конференции, посвященной нашему форуму, - это «Порше» профессора, который участвует в этом проекте и получает дивиденды. В прошлом году мы были в Швейцарии, в Цюрихе, там посетили технологический университет и смотрели, как они делают стартапы. Там преподаватели обязаны в этих проектах участвовать и коммерциализировать их. У нас эту культуру еще нужно взращивать. Чтобы у университетов был к этому интерес. Одно из предложений, которое появилось у «ОПОРЫ», - создать рейтинг вузов по успешности реализации стартапов. Для этого, естественно, нужно обмениваться компетенциями между вузами и бизнесом. Эту тему широко обсуждали, увидели поддержку со стороны Роспатента.

Интеллектуальная собственность – это то, что создает наибольшую добавленную стоимость современной экономике.

- Чего ждет бизнес сегодня от государства, банков, какие инструменты поддержки ему нужны?

- Все ждут доступности кредитов. Есть крылатое латинское выражение Bis dat qui cito dat – «дважды дает тот, кто дает скоро». Есть еще одно хорошее утверждение: «скорость важнее силы, а точность важнее скорости». Важно получить деньги быстро и под приемлемый процент. Не у всех получается взять кредиты на выгодных условиях, но при этом есть льготные займы центра «Мой бизнес», есть инструменты финансирования у Фонда развития промышленности. Естественно, нужно уметь ими пользоваться. В бизнесе многие выделяют штатные единицы – экономистов, которые отслеживают эти программы господдержки и отвечают за то, чтобы компания в этих программах участвовала. Предприниматели, которые этими инструментами пользуются, легче решают свои задачи, мы видим, что они быстро поднимались в период пандемии, сейчас меры поддержки также активно работают. Да, надо потратить время на работу с документами, но это того стоит. Например, предприниматель хочет получить субсидию в размере 300 тыс. руб. Допустим, на это он потратит два дня, то есть польза от этих усилий – 150 тысяч в день. Спрашиваешь его, зарабатывает ли он в день такие деньги, - отвечает, что нет.

Задача «ОПОРЫ РОССИИ» - как раз помочь донести чаяния и боли предпринимателей до чиновников, до органов власти. И, с другой стороны, показать представителям бизнеса, что есть ограничения, в которых вынуждены работать госорганы, что эти правила нужно принимать и с учетом этих ограничений брать максимум, а не вставать в позу обиженного, о котором не заботятся.

- В этом году в челябинском региональном отделении «ОПОРЫ РОССИИ» вице-председатели стали привязаны не к отраслям, как раньше, а к территориям. Для чего это сделано?

- Практика показывает, что люди активнее ведут общественную деятельность на тех территориях, где они живут и ведут бизнес. Мы это видим, в том числе, потому что у нас многие занимаются благотворительными проектами. Это примеры, когда люди привязаны к своим территориям и преобразуют их, они хорошо знают людей, живущих и работающих там.

Помимо распределения вице-председателей по территориальному признаку, у нас появилась должность заместителя исполнительного директора, который фактически является директором по территориальному развитию. Сейчас основное внимание уделяется горнозаводской зоне, в ближайших планах открытие отделений в Сатке, Катав-Ивановске. Олег Сиротин как председатель миасского отделения уже провел несколько интересных мероприятий. Затем пойдем по другим направлениям, в планах отделения в Коркино и на юге области – в Карталах или в Бредах.

Территориальная структура себя начинает оправдывать, как она себя покажет, мы увидим года через два. Для каждой стратегии нужны люди, и мы будем рады, если у нас появятся лидеры, которые захотят организовать отделения в Кыштыме, Нязепетровске.

- На форуме «Бизнес Урала» вы задавали вопрос, каким будет бизнес через 20 лет. А каким видите его вы, и что нужно сейчас для этого сделать в первую очередь?

- Я думаю, что он неизбежно будет технологичным, с высоким доверием внутри предпринимательского сообщества и к органам государственной власти, с которыми предприниматели будут работать в партнерской модели. Уверен, что престиж профессии будет выше, быть предпринимателем будет почетно, потому что это образованные люди, которые в сообществах решают проблемы территорий, вопросы развития. Так уже 100, точнее, почти уже 110 лет назад – тогда в городских думах решение о распределении доходов принимали те люди, которые наполняли казну, что вполне справедливо. Все это будет, потому что это естественный ход развития событий, по-другому просто быть не может.

Источник: «Коммерсантъ»

Фото: Росконгресс


Оставить комментарий
Другие новости

Алексей Кожевников — о новой экономической реальности России

В том, что наша страна столкнулась с беспрецедентным вызовом, который неизбежно приведет к трансформации экономики, не сомневаются ни правительство, ни Банк России, ни предприниматели. По сути, нам предстоит в условиях рекордных внешних ограничений быстро (очень быстро!) создать новую национальную экономику, в которой сырьевая рента от продажи энергоносителей, прежде всего нефти и газа, перестанет быть главным источником доходов бюджета. То, что сегодня делает правительство, пока больше напоминает пожарные меры. Но экономика не может существовать в постоянном пожаре. Разумно и быстро реагировать на экстренные ситуации, несомненно, нужно и важно. Однако это лишь элемент ответственной экономической политики, но не сама политика.

16 Сентября 2022

Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин — о способах увеличить экспорт, защите бизнеса и перспективных направлениях в МСП

На полях Восточного экономического форума Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин выступил в эфире радио Sputnik, где рассказал о том, как увеличить количество малого и среднего бизнеса, экспортирующего свою продукцию.

7 Сентября 2022

Алексей Кожевников — МСП способно стимулировать потребительский спрос

Запрос на перемены в экономике назрел, и сама экономическая модель явно требует переосмысления. И дело даже не в санкциях. Они лишь триггер, запустивший внутреннюю мобилизацию экономики на короткий период. Гораздо важнее, что будет дальше – через год, пять, десять. Сумеем ли мы все вместе – бизнес, власть, общество – успешно пройти через период структурной трансформации и построить прообраз новой национальной экономики с мощным производством, развитой сферой услуг и торговли, опорой на предпринимателей и частные компании разных масштабов. Подробнее о создании среды для предпринимательства читайте в авторской статье Вице-президента «ОПОРЫ РОССИИ» Алексея Кожевникова.

12 Июля 2022
Подпишитесь на Telegram-канал
«ОПОРЫ РОССИИ»