Первый вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ» Владислав Корочкин — о донастройке налоговой системы

14 Июня 2018
Первый вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ» Владислав Корочкин — о донастройке налоговой системы

Налоговую систему, которая сложилась в России за последние 25 лет, вряд ли получится легко донастроить. Чтобы превратить ее в комфортную и для предприятий, и для государства, потребуется внести много изменений. И некоторые из них окажутся фундаментальными.

Во-первых, было бы правильным — и это делается в очень многих странах — освободить от НДФЛ бедных. Например, обнулить ставку для тех, кто получает меньше двух прожиточных минимумов в месяц (это около 20 тыс. рублей). Разумеется, конкретные цифры здесь можно и нужно обсуждать. Но важен сам принцип.

При этом нужно понимать, что деньги, «упущенные» в связи с отменой налога на доходы малообеспеченных людей, всё равно останутся в нашей экономике. Им некуда деться. Они так или иначе поступят в бюджет через косвенные налоги: в цене каждого продукта и услуги есть НДС, который платит потребитель, есть налог на недвижимость и еще целый ряд налогов и сборов. Но все доходы бедных слоев населения рано или поздно будут потрачены на розничном рынке. В итоге заметно вырастет покупательский спрос и товарооборот.

Во-вторых, следует существенно пересмотреть все, что связано с НДС. Возможно, ликвидировать все — подчеркиваю, все без исключений — льготы, которых уже накопилось сотни, и принять единую ставку. Допустим, в 12%. Может быть, ее стоит распространить на всё, кроме отдельных видов социально значимой продукции. Можно посмотреть на европейский опыт. Сегодня там базовая ставка составляет 21%. При этом каждая страна Европейского союза имеет право определить перечень товаров (обычно это не более 15–20 наименований), на которые распространяется пониженный НДС. Например, в Голландии НДС в размере 6% установлен для цветов, которые там считаются товаром первой необходимости, то есть важнейшим товаром для экономики страны. Расчеты показывают, что при единой ставке НДС в 12%, нормальном администрировании и правильной налоговой базе можно собирать в бюджет  больше денег, чем при действующих 18%.

Еще одна головная боль — фискальная нагрузка на наемный труд. Страховые взносы во внебюджетные фонды формально не считаются у нас налогами, но, по сути, все воспринимают их именно как налог. У нас есть три фонда: пенсионный, социального и медицинского страхования. В них работодатель перечисляет значительную часть своих общих затрат на наемный труд. Через эти фонды деньги, по сути, проходят транзитом на выплаты населению. С огромными дополнительными субсидиями из федерального бюджета. Можно было бы ликвидировать все лишние фонды с огромным количеством администраторов и вместо этой усложненной системы просто вернуть единый социальный налог.

Идею об объединении трех фондов уже высказывала вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова, еще когда была главой Счетной палаты. Какой смысл держать три фонда, если они никак не наращивают эти средства, а лишь распределяют их на выплаты? Фонды нужны, если они умеют деньги не просто хранить, но и приумножать.

О реальной налоговой нагрузке можно судить так. Возьмем сумму, уходящую в бюджет с каждого рубля. Получится около 62 копеек: НДС (18%), НДФЛ (13%), страховые взносы в три фонда (30%). А ведь, помимо этих налогов, есть еще налог на имущество, транспортный налог и различные пошлины, которые так или иначе уплачивает население.

Далее. Проблема самозанятых граждан и их неучтенных доходов едва ли имеет такое значение, какое ей пытаются придать. Их простой вывод из тени вряд ли приведет к каким-либо значимым структурным перестройкам экономики. Пока самозанятые граждане остаются «на земле», в пределах отечественного рынка, с каждого оборота их доходов государству достается определенная часть. Наконец, давайте скажем честно: даже если таких граждан много, то денег у них мало. Одно администрирование налогообложения этих копеечных доходов обойдется государству в несоразмерные суммы. В связи с этим не очень понятен тот азарт, с которым всех самозанятых пытаются во что бы то ни стало обложить хоть какими-то налогами.

В развитых странах эту категорию населения, наоборот, не облагают налогами вообще. Как правило, самозанятое население зарабатывает не самые большие деньги и никуда их не выводит — тем более какими-то криминальными путями.

Наконец, во всем мире государство, как правило, не рассматривает малый бизнес с фискальной точки зрения. Основная его функция — главным образом социальная. Контролируется, прежде всего, вывод капитала в потребление или его вывоз за пределы страны. До тех пор, пока деньги находятся в обороте внутри страны, они работают на экономику через поддержание спроса и косвенные налоги. Только при вывозе за рубеж, за пределы отечественной экономической системы — безразлично, для потребления или инвестирования возникают реальные потери. И отслеживать нужно именно эти моменты.

Источник https://iz.ru/753852/vladislav-korochkin/v-polzu-bednykh 

Оставить комментарий
Другие новости

Владислав Корочкин: 2019 год будет годом адаптации к повышению ставки НДС

В рамках ежегодной конференции РБК, посвященной итогам и перспективам совершенствования налогового законодательства, с докладом выступил Первый вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ» Владислав Корочкин.

15 Ноября 2018

Сергей Зеленов: Борьба с обналичиванием превращается в борьбу с рынком и представителями МСП

В связи с изменениями в надзорной политике Банка России, коммерческие банки могут потерять интерес к обслуживанию компаний малого бизнеса, сообщила в прошлую пятницу газета "Коммерсантъ". «Для борьбы со схемами незаконного обналичивания средств регулятор заставляет банкиров тщательно контролировать операции посредников под угрозой отзыва лицензий. Для банков, специализирующихся на работе с малым бизнесом, это может повлечь прекращение деятельности», - говорится в издании.

Ответ на вопрос о том, как обстоят дела в этой непростой сфере - в исследовании эксперта по налогам, Председателя Комитета Московского городского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» по налогам Сергея Зеленова.

8 Ноября 2018