Станислав Гольдберг: «Отрасль существует и развивается»

21 Марта 2017
Станислав Аронович Гольдберг – генеральный директор ООО «Гем», вице-президент Московской ассоциации производителей медицинской техники «Асмедика», вице-президент по обращению медицинских изделий «Федерации лабораторной медицины». Член Президиума, член экспертного совета Комитета по промышленности и заместитель председателя Комиссии по обращению медицинских изделий «ОПОРЫ РОССИИ». Тема разговора с экспертом: российская медицинская промышленность.

– Станислав Аронович, какова в целом ситуация в современной медицинской промышленности России?     

– В отличие от мировой практики, где медицинская промышленность находится в руках известных гигантов, таких как Rohe, Abbott, Siemens и многих-многих других, в России она практически полностью отдана малому и среднему бизнесу. По данным Министерства промышленности и торговли РФ 2–3-летней давности, таких предприятий у нас насчитывается около двух тысяч. Это первая специфическая особенность нашей отрасли.

Вторая специфика заключается в том, что, по нашему мнению, 85 % медицинского рынка России составляет прямой импорт. Хотя министр здравоохранения не согласна с такими подсчетами, но это наше мнение. Мало того, добрая половина оставшихся процентов – это скрытый импорт. Ведь не секрет, что ни одно отечественное медицинское предприятие не имеет возможности работать без импортного сырья, комплектующих, запчастей и прочего, поскольку у нас едва ли не полностью разрушено производство изделий прецизионной механики и оптики, электроники. Поэтому все приходится закупать. В советское время отечественная медицинская промышленность тоже отставала от западной, но не так очевидно, как сейчас. От зарубежных производителей нас теперь отделяет добрая четверть века. 

– Тем не менее, две тысячи компаний, в том числе ваша, продолжают трудиться в этой сфере, значит, не все так мрачно?

 – Безусловно. Отрасль существует, она развивается, у нас имеется целый ряд предприятий, которые выпускают достаточно интересные продукты. Компании, которой я руковожу, в следующем году исполняется уже 30 лет. У нас существует основное и три дочерних предприятия, занимающихся медицинским производством. Но наши маркетинговые бюджеты, не то чтобы на порядки, а в сотни раз ниже бюджетов международных корпораций. И, разумеется, в таком положении нам пробиваться на рынок исключительно сложно. 

– А государство прилагает какие-либо усилия, чтобы исправить ситуацию?

– На государственном уровне такие попытки имеются, и их немало. Существует целый ряд мер, призванных помочь нам в нашей деятельности. Например, нашумевшее 102-е постановление, действующее по принципу «третий лишний». То есть, если на торги выходят два российских предприятия, то зарубежные товары туда уже не допускаются. Но тут, к сожалению, не все чисто. Обязательно находятся лазейки, с помощью которых этот принцип можно обойти, и этими лазейками активно пользуются. Ведь медицинский рынок очень сложный, как и сама медицинская промышленность. Она сложная, специфическая, но очень интересная.

Как специалист, занимающийся обращением медицинских изделий, могу заявить, что эта сфера – одна из болевых точек нашей деятельности. Потому что нас очень жестко регулируют, создавая сложный рыночный барьер. С помощью такого инструмента нас вполне могут не допускать на рынок чисто механическим путем, не давая, к примеру, разрешения на выпуск нашей продукции. Занимается этим Росздравнадзор, внутри которого тоже, к сожалению, все совсем не так гладко, как хотелось бы. Поэтому приходится постоянно налаживать диалог с этой организацией, а дело это непростое. Как раз одна из задач, которую перед собой ставит и «ОПОРА», и я в том числе, – урегулирование отношений с Росздравнадзором, чтобы уменьшить роль барьеров, которые он нам создает.  

– А иные профессиональные и деловые объединения участвуют в этой работе?

– Прежде чем попасть в «ОПОРУ», я поучаствовал в мероприятиях, организуемых в Российском союзе промышленников и предпринимателей, при котором существует ассоциация «Росмедпром». Эта ассоциация, по сути, присвоила себе право выступать от всего отечественного медицинского сообщества. На определенном этапе я попытался принять участие в ее работе, но быстро понял, что это исключительно вялый процесс и необходимо искать другие способы влияния на сложившуюся ситуацию. Вот после этого я и пришел в «ОПОРУ» – альтернативную РСПП площадку, которая объединяет огромное число отечественных производителей. В результате, мы получаем непосредственные отзывы с рынка, с конкретным набором наиболее важных проблем. Когда мы видим, что эти проблемы системные, выносим их на заседание Комиссии по обращению медицинских изделий, приглашаем на эти заседания представителей исполнительной власти, четко все формулируем и пытаемся найти какое-либо решение. Разумеется, все происходит последовательно, революционных решений у нас не бывает, представители федеральных органов – не те люди, чтоб после наших слов пойти и все сделать, как мы хотим, но вода камень точит – Комиссия свою функцию выполняет, результаты есть. 

– Какое достижение можно отметить как наиболее значительное и каковы ваши дальнейшие цели?

– Довольно долго мы добивались от Росздравнадзора разрешения на предварительные консультации до подачи документов на регистрационное досье. И вот такой механизм уже создан. Так что, мы своего добиваемся. Сейчас боремся за то, чтобы получить право на подачу апелляции на решение органов Росздравнадзора. На сегодняшний день их решение является окончательным и обжалованию не подлежит. Мы считаем такое положение неправильным, поскольку малый и средний медицинский бизнес должен иметь право апеллировать, иметь реальную возможность защищать свои интересы. Думаю, постепенно мы справимся и с этой задачей.       

 

Оставить комментарий
Другие новости

Алексей Кожевников — о новой экономической реальности России

В том, что наша страна столкнулась с беспрецедентным вызовом, который неизбежно приведет к трансформации экономики, не сомневаются ни правительство, ни Банк России, ни предприниматели. По сути, нам предстоит в условиях рекордных внешних ограничений быстро (очень быстро!) создать новую национальную экономику, в которой сырьевая рента от продажи энергоносителей, прежде всего нефти и газа, перестанет быть главным источником доходов бюджета. То, что сегодня делает правительство, пока больше напоминает пожарные меры. Но экономика не может существовать в постоянном пожаре. Разумно и быстро реагировать на экстренные ситуации, несомненно, нужно и важно. Однако это лишь элемент ответственной экономической политики, но не сама политика.

16 Сентября 2022

Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин — о способах увеличить экспорт, защите бизнеса и перспективных направлениях в МСП

На полях Восточного экономического форума Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин выступил в эфире радио Sputnik, где рассказал о том, как увеличить количество малого и среднего бизнеса, экспортирующего свою продукцию.

7 Сентября 2022

Алексей Кожевников — МСП способно стимулировать потребительский спрос

Запрос на перемены в экономике назрел, и сама экономическая модель явно требует переосмысления. И дело даже не в санкциях. Они лишь триггер, запустивший внутреннюю мобилизацию экономики на короткий период. Гораздо важнее, что будет дальше – через год, пять, десять. Сумеем ли мы все вместе – бизнес, власть, общество – успешно пройти через период структурной трансформации и построить прообраз новой национальной экономики с мощным производством, развитой сферой услуг и торговли, опорой на предпринимателей и частные компании разных масштабов. Подробнее о создании среды для предпринимательства читайте в авторской статье Вице-президента «ОПОРЫ РОССИИ» Алексея Кожевникова.

12 Июля 2022
Подпишитесь на Telegram-канал
«ОПОРЫ РОССИИ»