Среднего в нашем бизнесе не дано: Либо ты маленький и никому не интересен, либо ты уже самый большой кит

26 Февраля 2017
О том, как предприниматели борются с кризисом и недобросовестной конкуренцией, в эфире радио «Комсомольская правда» рассказал глава "ОПОРЫ РОССИИ" Александр Калинин

27 и 28 февраля в Сочи пройдет Российский инвестиционный форум. Естественно, главная тема, которую будут обсуждать участники, - это как раскочегарить экономический рост. Ну а одним из необходимых факторов этого является развитие малого и среднего бизнеса. Как вывести миллионы предпринимателей из «тени»? «Кошмарят» ли их до сих пор силовики? И каждый ли может стать бизнесменом?

НЕ ПАДЕНИЕ, НЕ РОСТ, А СТАГНАЦИЯ

- Александр, есть достаточно большое количество рейтингов, которые, так или иначе, оценивают предпринимательскую уверенность. Они всегда оцениваются в каких-то непонятных индексах, но по ним можно как-то понять – хуже, лучше и т.д. Ваш внутренний индекс уверенности российского предпринимателя в каком состоянии сейчас?

- Поскольку ОПОРА России является общественным институтом развития малого и среднего бизнеса, то мы привыкли ко всему подходить серьезно, основательно, как все российские предприниматели, и у нас есть такой индекс самочувствия малого и среднего бизнеса. Делаем его каждый квартал. Мы задаем вопросы около 20 тыс. предпринимателей и спрашиваем, как у них с продажами, как с кадрами, как с доступностью финансов, и будете ли вы инвестировать в развитие собственного дела. По этим четырем показателям выстраивается шкала, и если больше 50, то в принципе по этим позициям предприниматель оптимист, и мы можем говорить о том, что наступит подъем по этим показателям. Если он меньше 50, значит, предприниматель оценивает ситуацию больше негативно и, скорее всего, будет снижение. У нас было драматическое падение - в конце 14-го и в конце 15-го года.

- То есть девальвация повлияла - кризис, падение нефтяных цен? Мы представляем, что от этого пострадали крупные игроки, какие-то крупные корпорации. Это тоже сильно отразилось?

- Тут много показателей. Но самое главное, что в 2016 году предпринимательские настроения серьезным образом улучшились, но до сих пор еще находятся в отрицательной зоне. То есть мы говорим не об экономическом росте поэтому, а о том, что мы из ситуации падения перешли в ситуацию стагнации. То есть ровные показатели последние три квартала. Но это, естественно, никого не устраивает, хотелось бы не просто не падать, но и расти.

- Стагнация – это… Мы понимаем экономические условные термины, что ВВП у нас не растет. А в предпринимательской среде это как? То есть выручки остановились на определенном уровне и не растут, новые игроки на рынок не приходят, все как-то делят тот пирог, который остался?

- Внутри этого большого объединения, которое называется малый бизнес, он очень разный. К примеру, предпринимательские сообщества Москвы, Петербурга, Казани, Екатеринбурга, Краснодара, они говорят: ребята, о чем вы говорите, мы уже квартала три растем. Есть регионы в РФ, где продолжается падение. Приезжаешь туда, они говорят: о чем вы говорите, какая стагнация, у нас до сих пор продолжается падение. И вот эта разнонаправленность в различных регионах – это тревожный сигнал. Об этом, в частности, говорилось много на государственном совете по инвестиционному климату в Ярославле в ноябре прошлого года. То есть у нас на сегодняшний день очень разная динамика в разных регионах. Есть, к примеру, двадцатка регионов, лучших по инвестиционному климату, где уже давно экономический рост. И есть, к примеру, та же двадцатка с хвоста, в которой продолжается (и достаточно серьезно) процессы по экономическому спаду.

ОТ НАНО ДО ВЕЛИКА

- А вы какой бизнес имеете в виду? Он же и по отраслям, и по размеру отличается…

- Малый бизнес, как правило, на четыре категории делится. Первая категория – это самозанятые. То есть это люди, которые сами себя занимают, они находят где-то доходы. И таких достаточно много.

- Такой нанобизнес…

- Да. По нашим прикидкам, это порядка 10 миллионов наших граждан. Затем есть микробизнес. Это предприниматели, которые работают в легальном поле, у них до 15 человек сотрудников. Их, наверное, порядка 4,5 миллионов у нас в стране, 95% легального малого бизнеса, это основная масса наших предпринимателей. Наконец, есть малый бизнес. Это уже сформировавшиеся, серьезные предприниматели, у которых до 100 человек, оборот до 800 миллионов. И, наконец, есть средний бизнес. Вот их совсем у нас мизерное количество. Если малого бизнеса 420 тысяч, то среднего бизнеса с оборотом до 2 миллиардов, численностью до 250 человек у нас 20 тысяч.

- Это вы считаете по головам владельцев этих компаний, я правильно понимаю?

- Да. Это те предприятия, которые находятся в реестре малого и среднего бизнеса. И там тоже ситуация очень разная. К примеру, производственный бизнес в России за 2016 год стал себя чувствовать гораздо лучше, поскольку ситуация с девальвацией, плюс то, что существенным образом были открыты рынки для госкорпораций, для государственных закупок, была принята целая система мер. Занимается этим госкорпорация малого и среднего бизнеса. 1,5 триллиона рублей – гарантированный спрос на производственную продукцию российских предприятий.

- Но если говорить о микробизнесе, то большинство его работает в сфере торговли и услуг, а доходы россиян, к сожалению, падали…

- Да. Плюс ко всему, сетевые компании отжимают рынок у микробизнеса, естественно, там ситуация хуже, чем в производственном секторе. Ну а самозанятые в основном работают в теневом секторе. Как они выживают, одному богу известно, потому что статистики нет. Но в любом случае, когда в стране происходит экономический спад, всегда на помощь приходит малый бизнес. Потому что люди, которых сократили на госслужбе, которых по каким-то причинам сократили в госкомпаниях, на крупных предприятиях, единственное, где они могут найти себе применение, это малый бизнес. Поэтому ситуация там разная.

- А в развитых странах какая пропорция? Нам еще расти в плане доли малого и среднего бизнеса или мы уже примерно на их уровне?

- Если говорить про количество, единственное, чем мы отличаемся от развитых стран, у нас катастрофически мала доля среднего бизнеса. 20 тысяч предприятий, притом что малого бизнеса 5 миллионов предприятий, плюс самозанятые порядка 10 миллионов. Это можно объяснить. У нас на сегодняшний день условия для работы в микробизнесе очень хорошие, одни из лучших в мире.

- Это упрощенная система налогообложения, вы имеете в виду?

- Да, специальные режимы налогообложения, то, что по инициативе президента были приняты - мораторий на плановые проверки, первая проверка без штрафа. Но когда ты вырастаешь из штанишек микробизнеса и пытаешься на себя примерить костюм солидного бизнесмена, на тебя сваливается вал проверок со штрафами 100 тысяч и выше за каждое правонарушение, плюс ты должен работать на обычной системе налогообложения, а там нагрузка налоговая в разы выше.

БОЛЬШИНСТВО ДЕЛ ВОЗБУЖДАЮТСЯ С ЦЕЛЬЮ ОТЖАТЬ БИЗНЕС

- Правильно ли я понимаю, что в нашей стране выгодно быть либо таким крупным предпринимателем из списка «Форбс», либо очень маленьким и не светиться, получать какой-то свой небольшой доход и не нервничать?

- Получается, что существующая система именно так и устроена – нужно быть либо очень маленьким, либо очень большим, чтобы тебя не съели: либо ты никому не интересен, либо ты сам уже большой кит.

- Чтобы никакой майор в силовых структурах не захотел отжать этот бизнес. Вообще сейчас проблема отжимания силовыми структурами, насколько она велика? Буквально несколько лет назад она была на острие, и была эта ужасная фраза «хватит кошмарить бизнес». С этого времени как изменилась ситуация?

- Ситуация до сих пор достаточно тревожная. Хорошо, что есть соответствующее Послание президента Федеральному собранию. Он обратил внимание на то, что растет число возбуждаемых уголовных дел, особенно по статье «мошенничество». Недавно, кстати, была большая статья бизнес-омбудсмена на эту тему. Больше 200 тысяч уголовных дел возбуждается ежегодно, и самая любимая статья, конечно, 159-я – мошенничество. Естественно, очень большое их количество возбуждается с целью либо отжать бизнес, либо недобросовестная конкуренция, то есть по заявлению других, скажем так, нечистоплотных предпринимателей. Ситуация тревожная.

- Она стала как-то улучшаться - количество дел, может быть, стало меньше? Там же вводили как раз и амнистию определенную, и вроде как сокращали количество статей, по которым можно привлекать.

- В декабре 15-го года президент обратил внимание в Послании Федеральному собранию, и, видимо, аналитики сейчас достаточно много в администрации президента. Во-первых, он создал площадку, рабочую группу по мониторингу ситуации правоприменения в предпринимательской сфере. Туда вошли главы четырех предпринимательских объединений, в том числе и «Опора России», и ранг заместителя министра от силового блока. Эту рабочую группу ведет Сергей Иванов и Андрей Рэмович Белоусов. Так вот, на этой площадке (Сергей Борисович ее собирает раз в квартал) было уже разработано 7 поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодекс, президент их поддержал. Президент направил их в Государственную Думу, и Государственная Дума приняла эти 7 поправок. Они начали действовать буквально в прошлом году, но они уже ситуацию существенным образом должны улучшить. Там разные… Это и особый порядок работы с вещественными доказательствами, и доступ нотариуса к задержанному, и повышение порогов статей, за которыми можно уголовное преследование проводить, и то, что незаконное возбуждение уголовного дела в отношении предпринимателя сейчас стало тяжким преступлением.

- Кстати, этот аспект все время поднимали. Что вроде как потом доказывают, что на самом деле предприниматель был невиновен, но тот человек, который возбудил это дело, ничего страшного против него не происходит.

- Соответствующая поправка была принята буквально в конце ноября прошлого года.

- Есть прецеденты какие-то?

- Пока у нас нет такой аналитики, но в «Опоре России» есть бюро по защите прав предпринимателей, к нам постоянно приходят жалобы, поэтому у нас достаточно много материалов, но еще относящихся к тому периоду, когда эта норма Уголовного кодекса не работала. Еще очень полезное для предпринимателей было постановление Верховного суда, которое было сделано в начале ноября прошлого года. Верховный суд очень подробно установил толкование, как должны применяться нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодекса в отношении экономических преступлений и предпринимателей. То есть кого нельзя держать под стражей, кто считается предпринимателем. Там же парадоксы были. Допустим, статья предпринимательская. Говорят: исполнительный директор у вас менеджер, извините, мы его поэтому упакуем, и главного бухгалтера тоже, вот вы – учредитель, вы предприниматель, а все остальные, извините, просто мошенники, и мы будем их держать в камере как мошенников.

- То есть брали в заложники главных действующих лиц и лишали, получается, предпринимателя рук?

- Да не только. Когда близкий тебе человек, а к нему применяют такие меры, как нахождение в камере предварительного заключения, естественно, ничего хорошего для предпринимательской активности не происходит. Вот это постановление Верховного суда, конечно, очень важное, и я рекомендую всем, кто работает в экономике, его внимательнейшим образом прочитать. «Опора России» обращалась к главе Верховного суда еще в начале 16-го года, и мы очень рады, что Лебедев и его коллеги такое очень подробное толкование, обязательное для российских судов, сделали.

- Будем надеяться, что это поможет исправить ситуацию. Потому что основная боязнь, почему люди не хотят заниматься предпринимательством, потому что ходит этот стереотип, который действительно себя оправдывает в какой-то степени, что начнешь заниматься бизнесом, станешь успешным, все плоды твоего труда у тебя заберут.

- Нас тоже тревожила (и тревожит) эта ситуация. Вы знаете, что в 13-14-м годах количество малых предпринимателей в России уменьшилось на 500 тысяч.

- Это вот этих микро?

- Микро и малых тоже, и средних. На 500 тысяч. Естественно, мы были этим глубоко озабочены. Президент в своем Послании 14-го года то же самое сказал, что эта ситуация недопустима. И был назначен государственный совет в апреле 2015 года. Всех, кому интересна история российского предпринимательства, я рекомендую, чтобы они прочитали выступление президента 7 апреля 2015 года, где он четко обозначил все тревожные тенденции и потребовал, чтобы эта тенденция была изменена.

БИЗНЕС ВЫЙДЕТ ИЗ «ТЕНИ», КОГДА ЭТО БУДЕТ ВЫГОДНО

- Есть еще большая сфера – теневая экономика. Большая часть самых маленьких предпринимателей, они работают, по сути, вообще без организации какого-то юридического лица, абсолютно никакие налоги не платят, особенно если мы куда-то за МКАД уедем, в маленьких городках, где все друг друга с малолетства знают, там, по моим ощущениям, очень большое количество людей занимаются предпринимательской деятельностью без уплаты налогов. Это нормально и через какое-то время мы их в легальный сектор переведем, или это какая-то проблема, с которой нужно бороться, на ваш взгляд?

- Это не хорошо и не нормально, естественно. Потому что предпринимательская деятельность согласно нашим законам должна вестись в легальном поле. У нас даже есть статья уголовная за незаконное занятие предпринимательской деятельностью. Поэтому эти люди постоянно находятся под прессом со стороны контрольно-надзорных и правоохранительных органов. Это в том числе и криминализирует наше общество. Потому что где-то они платят взятки, где-то они занимаются недобросовестной конкуренцией, потому что они не платят ни взносов, ни налогов. Это провоцирует теневой оборот денежных средств с соответствующими сервисами и т.д. Поэтому, конечно, эти люди должны будут выйти в правовое поле. Другое дело (и в чем наша позиция расходится, к примеру, с позицией Минтруда), это можно сделать только тогда, когда этим людям это станет выгодно. Их очень много. Это не крупный завод, на который можно прийти и заставить исполнять российское законодательство. Нужно поменять законодательство таким образом, чтобы людям было выгоднее работать законно. Для этого, мы считаем, должен быть создан статус самозанятого.

- То есть в дополнение к нынешним индивидуальным предпринимателям и т.д.?

- Да. Наша позиция совпадает с позицией депутатов Государственной Думы Андрея Макарова и Павла Крашенинникова, которые уже внесли соответствующие инициативы. Я думаю, что к июню, как поручил президент, это должно быть выполнено.

- Вы сказали, что нужно создать выгодные условия, для того чтобы они захотели выйти из тени. Какие это выгодные условия? Всегда понятно, что, грубо говоря, платить 0 рублей лучше, чем платить даже 1 рубль или 1%.

- Начнем, наверное, с самозанятых. Ведь когда ты работаешь без каких-то оформлений, то ты не защищен никак…

- Да и официально не защищены. Средний бизнес, как вы говорили, отжимают и у официальных.

- Тем не менее, если говорить о самозанятых. В конце прошлого года вышел закон, что статус самозанятых (пока еще без изменения Гражданского кодекса, который мы должны изменить в ближайшее время) хотя бы могут получить няни, сиделки. Допустим, просидела женщина с ребенком месяц-два, а на каком-то этапе ей говорят: знаешь, у нас тут ситуация, мы тебе за тот месяц не заплатим, и вообще нам не понравилось, как ты себя ведешь. Таких ситуаций очень много. Имея юридический статус самозанятого, когда это будет закреплено в Гражданском кодексе, самозанятый человек может заключать договора гражданско-правового характера со своим работодателей. И на основании этих договоров он становится защищенным. Во-вторых, если самозанятый будет платить какую-то разумную сумму… Мы считаем, к примеру, 500 рублей в месяц. Или другую сумму, которая будет утверждать в регионе, в субъекте РФ, это будет, к примеру, один платеж за патент, и налоговая будет автоматически считать: ты имеешь патент, тебе уже ничего делать не надо, не нужно сдавать отчетность как индивидуальному предпринимателю. Естественно, для многих (а это миллионы наших граждан) это гораздо проще.

- Патентная система вообще удобная, просто стоимость патентов, мне кажется, сейчас сильно завышена.

- Не только. Ты покупаешь патент, но патент ты можешь купить, если ты зарегистрировал либо ИП, либо юрлицо. Как только ты регистрируешь ИП либо юрлицо, ты, во-первых, должен платить определенные взносы…

- Страховые?

- Да. Причем, как правило, это 2-3 тысяч в месяц. Плюс ты должен сдавать отчетность и т.д. И вот это многих пугает. Поэтому этот режим для самозанятых, он чем кардинально должен отличаться, с нашей точки зрения, от индивидуального предпринимателя? Самозанятый не может принимать никого на работу, он может трудиться только сам. Таких у нас в стране очень много. Кто-то электриком ходит подрабатывать, кто-то сантехником, кто-то тренер по фитнесу индивидуальный. И таких достаточно много, их миллионы. Кто-то пишет статьи, кто-то переводами занимается. И вот эти люди могли бы привести свои отношения в легальное пространство. Больше того, они могут получать поддержку по линии малого бизнеса. К примеру, в Москве, Подмосковье по социально ориентированному бизнесу достаточно серьезные деньги выделяются, льготную аренду помещения могут получить, 50% от стоимости. То есть, есть определенные бонусы. Поэтому, если это будет просто, это будет один платеж, он будет разумный, то, я считаю, очень много и видов деятельности, и очень много людей скажут: а зачем мне что-то делать в тени, если у меня бонусов больше, чем минусов? Это первый момент.

НИЖЕ ВЗНОСЫ – ВЫШЕ НДС

- А второй, видимо, налоги…

- Второй момент, если мы говорим о выходе из тени. Сегодняшняя система нагрузки на фонд оплаты труда (это будет активно обсуждаться, в том числе и на сочинском инвестиционном форуме) – это тот налоговый маневр, который сегодня обсуждается и в Министерстве финансов, и в Министерстве экономики. Мы сегодня солидарны в том, что нагрузка на фонд оплаты труда сегодня очень большая. Чтобы выплатить рубль заработной платы, если ты работаешь на обычной системе налогообложения, ты должен больше 60 копеек отдать в различные фонды и в налоги – сначала НДС, потом 30% в пенсионный…

- НДФЛ вы имеете в виду? Или еще и НДС вы тоже включаете?

- Сначала бизнес платит НДС, если ты на обычной системе налогообложения. Поскольку фонд заработной платы подпадает под добавленную стоимость, то ты с него автоматически, причем еще не выплатив зарплату, платишь НДС. Так вот, НДС – 18, 30% - фонды, плюс бизнес платит фактически подоходный налог за гражданина. И получается, что когда наш человек на карточку получает, к примеру, рубль, за него уже больше 60 копеек бизнес заплатил в различные фонды и налоговые бюджеты различных уровней. Естественно, такая нагрузка толкает бизнес к тому, что он уходит в тень. И вот налоговый маневр, о котором сейчас много говорят, мы согласны и абсолютно поддерживаем, что нагрузку на фонд оплаты труда нужно резко уменьшить. Как предложение – взносы уменьшить с 30%, к примеру, до 20, на треть. Потому что там изменение на 1-2% ничего не даст. Именно серьезный сдвиг в сторону уменьшения фискальной нагрузки на фонд оплаты труда. Это выведет из тени многие зарплаты. Не те, которые вообще в тени, скажем так, а те, которые всерую платятся: показываю 10 тысяч, а плачу 40. Это во многом поспособствует обелению экономики.

- А чем заменить тогда в бюджете?

- Минфин предлагает, поскольку социальных обязательств с бюджета никто не снимал, и в конституции написано, что мы социально ориентированное государство, он предлагает, как вариант, поднять НДС с 18 до 21%.

- Вы на это согласны как предприниматели?

- Если это будет двустороннее движение, то есть не так, чтобы НДС подняли, а про взносы забыли, то в принципе это вещь, которую мы будем с удовольствием обсуждать. То есть на треть меньше платим взносов, но поднимается, допустим, на 15% НДС. Поднятие НДС. Кто от этого выиграет? Точно выиграет экспорт, потому что он им полностью возвращается. Это прежде всего газ, нефть наша, плюс сельское хозяйство, потому что у нас экспорт сельского хозяйства достаточно серьезный, и он растет. Плюс оборонка наша выиграет, потому что им тоже будет это возвращаться. И вообще это будет для экспорта хорошо. В-третьих, это обеление зарплат, и от него выиграют прежде всего региональные бюджеты и муниципалитеты. Потому что как только вырастут отчисления НДФЛ, это все пойдет в муниципалитеты и регионы. Поэтому выигрышных достаточно много.

- Это мы говорим в основном про крупные компании и средние. Если мы возьмем таких потенциальных бизнес-абитуриентов, тех, кто хочет сделать свой бизнес или только начали его. У нас какая динамика вообще, у нас растет количество предпринимателей? Вы сказали, что несколько лет назад был серьезный провал. Что изменилось за этот срок?

- Начиная с памятного государственного совета по развитию малого и среднего бизнеса, по итогам которого были приняты очень серьезные системные меры, поручения президента вышли, первое, что было сделано, это был изменен институт государственной поддержки малого и среднего бизнеса. То есть была создана государственная корпорация по развитию малого и среднего бизнеса, и у нее был прописан очень четкий функционал – это закупки госкомпаний, это национальная гарантийная кредитная система и это бизнес-навигатор, то есть информирование предпринимателей, где, как в России можно и нужно вести бизнес. Российский экспортный центр был создан, фонд развития моногородов, единый государственный реестр малого и среднего бизнеса, чтобы было хотя бы понятно, кто имеет право на льготы. Это первый момент.

Второй момент. Был президентский закон о запрете плановых проверок для малого бизнеса. Он действует уже третий год. По предложению «Опоры России» была президентом поддержана и создана норма, что после первой проверки для малого бизнеса ему должны выписать предупреждение, а не штраф.

- Гаишникам бы то же самое прописать.

- У них есть такое право. Хорошая идея, но там, кстати, действует норма, что если ты оплатил в течение месяца, 50% можешь платить.

- То есть выросло количество предпринимателей от этого?

- Система контроля и надзора была изменена. Кроме того, я говорил о тех 7 инициативах по снижению уголовного преследования бизнеса. Кроме того, была создана целая система кредитования для малого бизнеса 6,5. По налогам было многое сделано – упрощенная система поднята в два раза, сейчас до 150 миллионов на упрощенке можно работать. Стоимость патентов в большинстве регионов была снижена. Единый налог на вмененный доход, его должны были отменить со следующего года. Его продлили и заморозили его ставку. Это только 25 миллиардов за два года сэкономило для микробизнеса.

По итогам 15-16-го года на 6% количество микропредприятий выросло, то есть появилось новых 300 тысяч микропредприятий в России.

ТРИ СОВЕТА НАЧИНАЮЩИМ

- Что посоветуете тем людям, которые хотят заняться бизнесом – условно, в какие ниши идти, с чего начинать?

- Прежде всего, в России появился совершенно уникальный информационный ресурс. Это бизнес-навигатор. Он есть на сайте госкорпорации малого и среднего бизнеса. На него можно выйти и через сайт opora.ru, нашей организации. Там буквально предлагается много бизнес-решений: где сколько стоит аренда, где какие налоги, куда нужно обратиться. То есть нужен прежде всего маркетинговый план. Может быть, это заумное слово. Но если вы не понимаете, где, что и сколько вы будете продавать, то, наверное, вам еще рано становиться предпринимателем.

И второй момент. Поработайте по найму в той отрасли, в которой вы хотите делать бизнес, поймите все тонкости, как там всё делается. И третий момент. Главный навык в бизнесе – это навык продаж. Если у вас его нет, учитесь этому. Любой человек может быть предпринимателем, но как токарю нужны навыки, как токарный станок работает, так и в бизнесе нужно понимать, как работает финансовая, налоговая, юридическая система, как договора заключать. А так все могут быть успешными на этом поприще.

- Звучит обнадеживающе. Спасибо вам большое.

Оставить комментарий
Другие новости

Вице-президент "ОПОРЫ РОССИИ" Азат Газизов о том, как не оказаться в аутсайдерах в современном мире

В бум цифровой экономики требуются новые компетенции и умения. Система образования не поспевает за стремительным развитием технологий. Любые знания устаревают через 2-3 года. В начале года Всемирный банк представил доклад, в котором обозначил отсутствие непрерывного образования как основную преграду для быстрого развития экономики в России. Как не оказаться в аутсайдерах и успевать за быстро меняющимся миром, для «ФедералПресс» прокомментировал председатель общероссийского объединения работодателей «Союз производственных компаний России», вице-президент "ОПОРЫ РОССИИ" Азат Газизов:
7 Декабря 2017