«Перекуры и простои обходятся потребителям в 2 трлн рублей в год»

7 Июня 2017

На полях Петербургского международного экономического форума президент "ОПОРЫ РОССИИ" Александр Калинин дал большое интервью МИЦ "Известия" о совместной работе с правительством по улучшению делового климата

Ситуация в экономике улучшается, в бизнес приходит «третья волна» молодых предпринимателей, но успокаиваться именно сейчас нельзя. Такую позицию в интервью «Известиям» на ПМЭФ высказал глава «Опоры России» Александр Калинин. Он напомнил, что Япония в 90-х получила «потерянное десятилетие» из-за того, что посчитала себя уже достаточно успешной. Глава «Опоры» констатирует, что России предстоит еще многое сделать: стимулировать переход микробизнеса к средним компаниям, вспомнить советский опыт научной организации труда для повышения его эффективности, создать хабы стартапов при вузах и перенять зарубежный опыт превращения успешных предпринимателей в телезвезд.

— Ключевая тема экономической политики сегодня — увеличение темпов роста ВВП, причем правительство возлагает надежды прежде всего на бизнес. Вы готовы помочь перезапуску экономики?

— Мы считаем, что с 2015 года уже многое сделано. Однако ключевая задача на сегодня — сделать так, чтобы микробизнес, которого в стране много, активно становился малым и затем — средним. Пока этого не происходит. У нас в России сегодня комфортно быть микробизнесом. Как только ты становишься малым или средним, то сразу уходишь со специальных режимов налогообложения, надзорных «каникул», и на тебя сваливается такой жесткий пресс более высокой нагрузки и надзора, что бизнесмены говорят: зачем мне это надо? Малых предприятий у нас как было 230 тысяч несколько лет назад, так и осталось. По средним предприятиям у нас вообще 20 тысяч, и так оно и есть много лет. Нам нужно создать в стране акселератор, чтобы микробизнесу было интересно становиться средним. Именно средние, малые компании — те «газели», которые совершают технологические прорывы, дают новые технологии. Мы это обсуждали с замглавы МЭР Олегом Фомичевым, и он нас поддержал в части необходимости создания комплексной системы поддержки растущего бизнеса.

— Как вы видите этот процесс?

— Должны быть специальные финансовые продукты. Должны быть административно поддержаны растущие рынки. Должен появиться инструмент общественного признания. В рамках ПМЭФ мы встречались с коллегами из разных стран, обсуждали их опыт. Например, есть чему поучиться у Китая, который за 20 лет создал новую прогрессивную экономику именно за счет МСП. Во многих странах — лидерах экономического развития — успешные бизнесмены являются предметом особой гордости для всей страны. Они как телезвезды. У нас тоже есть герои, которые создали уникальные предприятия. Потому что такие люди, как к примеру, создатель зубной пасты «Сплат», как создатель мультсериала «Маша и медведь», заслуживают общественного признания. Такие люди заслуживают государственных наград, какие получают выдающиеся государственные деятели, деятели науки, культуры. Выдающиеся предприниматели, которые с нуля создали мировые бренды, должны получать государственные награды.

— Сегодня россияне часто реализовывают свои бизнес-идеи где-нибудь в Сингапуре или Великобритании. А насколько в России сейчас реально создать высокотехнологичное предприятие?

— В мире идет глобальная конкуренция за технологии, знания, за конкретных людей. К примеру, в 90-е годы очень много российских математиков уехало, и всем известный самолет-невидимка «Стелс» был создан в США в том числе благодаря им. Сингапур много лет лидирует по инвестиционному климату, и туда переезжает много высокотехнологичных предпринимателей — это тревожный сигнал, они должны приезжать к нам. Это большой вызов, и нам нужно на него ответить. Ответ на него — это, конечно, инвестиционный климат и безопасность ведения бизнеса в России. Здесь нужны как минимум три шага. Первый: государственный заказ на популяризацию предпринимательской деятельности. Второй: безопасность ведения бизнеса, защита частной собственности, предпринимательской деятельности от необоснованного преследования. И третий — это акселератор от микробизнеса к среднему.

— Как вы относитесь к идее по созданию хабов технологичных стартапов при вузах?

— Это хорошее предложение. У нас есть положительный опыт создания таких связующих цепочек и новой регуляторной среды. К примеру, пять лет назад в России мы по регуляторике интернет-бизнеса были на нуле. За это время благодаря деятельности Кирилла Варламова и возглавляемого им Российского фонда интернет-инициатив было создано новое корпоративное право в отношении интернет-бизнеса. И я был у него в Фонде. Там в год по 20 тысяч стартапов проходит. Это действительно конвейер. И он говорит о том, что сегодня Москва Лондону и Нью-Йорку в отношении драйва по интернет-бизнесу не уступает.

— Бизнес сегодня часто говорит о том, что не надо нам никаких новых льгот, в принципе, много чего уже сделано — лишь бы не чинилось никаких препятствий для работы. И многие таким препятствием называют новую контрольно-кассовую технику (ККТ), которая вгоняет предпринимателей в лишние расходы. Насколько существенна данная проблема?

— Над реформой ККТ мы работали два года, поэтому это не стало сюрпризом, но, безусловно, это накладно для бизнеса.

— Сюрпризом стало, что кассы стоят 30 тысяч...

— Эта реформа состоит из двух частей. Первая — кассовую технику должны заменить до 1 июля 2017 года те, у кого она уже есть. Это, в основном, крупный, средний, малый бизнес, но в любом случае уже состоявшийся бизнес. У них есть деньги и есть компетенции. И, тем не менее, мы столкнулись с рядом трудностей. До 1 июля остался месяц, а кассы заменила лишь одна треть предпринимателей. Поэтому мы договорились с Минфином и Федеральной налоговой службой об отсутствии санкций для тех, кто уже подписал контракты, но сами кассы пока не получил. Второй этап реформы — к 1 июля 2018 года эту кассовую технику должны поставить те, у кого ее никогда не было. Это те, кто работают, к примеру, на едином налоге на вмененный доход, частично те, кто работают на патенте. И мы говорим: давайте проанализируем. Во-первых, касс там требуется 2,5 млн. Во-вторых, там нет компетенций. Их нужно создать. В-третьих, многим она и не нужна. По патенту работает более 60 видов деятельности. А в список тех видов деятельности, где ККТ не нужны, вошло только 20. Мы считаем, там должно быть не 20 видов деятельности, а все 60. Кроме того, сроки второго этапа должны быть сдвинуты. Мы направили соответствующие письма главам ФНС и Минфина и первому вице-премьеру Игорю Шувалову.

— Важная тема — это вопрос о повышении производительности труда. Что здесь можно сделать?

— Мы подготовили свою программу по повышению производительности труда. Мне удалось даже некоторые тезисы изложить на Совете по приоритетным проектам при президенте РФ. Мы считаем, что повышение производительности труда — это один из важнейших резервов и источников для роста российской экономики. Так получилось, что у нас этой темой очень долго не занимались. Она была в советское время, «научная организация труда» называлась. Готовились специалисты в вузах по этой теме, потом она была забыта. Но ее очень широко применяют все страны Азиатско-Тихоокеанского региона и ЕС. По нашим расчетам, за те товары, которые выпускаются в России, наши российские потребители ежегодно переплачивают лишние 2 триллиона рублей. Потому что мы используем человеческий труд и технику эффективно только на 30% в среднем. У нас не прописаны процедуры, у нас очень часто запрещено использование труда на смежных участках. У нас очень много перекуров. Это никак не лимитировано. У нас часто технологический процесс организован нецелесообразно. К примеру, у вас в офисе копировальная техника стоит на другом этаже. Сколько человек теряет времени на это? И таких примеров много. А это наука. Для начала не надо вкладывать в технику, только прописать процессы. И этим путем идут многие страны: Япония, Китай, Малайзия, Тайланд и вся Европа. Там создана национальная программа повышения производительности труда. У нас этого нет. Соответственно, в каждом нашем товаре 30% в цене вы оплачиваете чью-то неорганизованность. И если эту долю снизить и сделать целую программу, то молоко может стоить не 50 рублей за литр в магазине, а 40.

— Кто же может правильно определить количество перекуров?

— Таких специалистов, кто научной организацией труда занимается, еще нужно подготовить. Поэтому следующее предложение — нам нужно создать 20 тысяч мест в образовании, чтобы подготовить этих людей на основе зарубежных программ. А когда-то это была советская система подготовки кадров. У нас должна появиться новая специальность в институтах — «Научная организация труда». И вот такую программу повышения производительности труда мы подготовили. Мы хотим ее презентовать 18 сентября в 15-летие «ОПОРЫ РОССИИ» на нашем форуме. Нельзя терять преимущества, которые у нас когда-то были. А если даже мы их потеряли, нам нужно очень быстро догонять тех, кто это когда-то подхватил.

— Насколько сильно ведение бизнеса различается в регионах?

— Мы видим то, что в России 50% регионов уже давно в экономическом росте, а в 50% продолжается спад. И это во многом связано с инвестиционным и деловым климатом. В Москве малый бизнес на 20% вырос за последние пять лет. В Санкт-Петербурге сейчас тоже движение идет. Екатеринбург, Тюмень, Новосибирск, Казань, конечно, Белгород. А в другие регионы приезжаешь — там уныние. Предприниматель думает, куда бы оттуда переехать. И это большая проблема. На это обращали внимание уже все, включая президента. Нужно кардинально исправлять ситуацию, принимать системные решения. Сейчас и кадровые решения принимаются, замена губернаторов прошла в начале года. Но помимо этого в каких-то регионах там есть и объективные вещи. Там нужно принимать решение либо по укрупнению регионов, либо по созданию в этих регионах инвестпроектов, финансируемых на государственном уровне. Иначе у нас может быть очень большая дифференциация в стране, а это, конечно, недопустимо. Мы все-таки живем в едином экономическом пространстве.

— Может ли здесь помочь «золотая книга» лучших бизнес-практик регионов?

— Такую книгу ведет Агентство стратегических инициатив и их региональный рейтинг как раз об этом. Другое дело в том, какое дополнительное стимулирование для тех, кто хорошо работает, кроме признания раз в год? Мы считаем, что такие регионы должны обязательно получать какое-то дополнительное финансирование, какие-то дополнительные преференции и какой-то еще кадровый лифт. Например, заместителей губернаторов таких регионов можно было бы считать кандидатами на замещение вакансий в государственном управлении в других регионах либо на федеральном уровне.

Оставить комментарий
Другие новости

Эдуард Омаров: "Ребенку надо разрешать с детства пробовать профессии"

Встреча и общение по теме наставничества случилась на инвестиционной площадке «Боровский», куда приехали депутаты Тюменской областной Думы. Им удалось увидеть, как идет развитие экономических зон в Тюменской области, как реализуется закон по инвестиционному развитию региона, получить ответы на различные вопросы от представителей Департамента инвестиционной политики Тюменской области.

26 Июля 2018

Президент "ОПОРЫ РОССИИ" прокомментировал телеканалу РБК новый национальный проект для малого бизнеса, имеющий серьезное значение для всей экономики страны

Ранее глава "ОПОРЫ РОССИИ" принял участие в в заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам, который провел Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев.

На повестку дня было вынесено обсуждение параметров национальных проектов «Повышение производительности труда и поддержка занятости» и «Малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы».


18 Июля 2018