Александр Калинин в эфире Общественного ТВ: "Должен быть зафиксирован предельный уровень фискальной нагрузки на бизнес. Сегодня это 31,6% от оборота"

29 Марта 2017
Видео смотрите по ссылке

Ольга Арсланова: Предлагаю продолжить говорить об экономике. В гостях у нас сегодня Александр Калинин, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России". Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Александр Калинин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Предлагаю побольше узнать об этой организации. Если есть вопросы у наших зрителей – тоже, пожалуйста, присоединяйтесь к беседе. Я лишь напомню, что организации 15 лет. Да? 450 тысяч предпринимателей она объединяет. И все эти люди создают 5 миллионов примерно рабочих мест. Все верно?

Вот о рабочих местах давайте начнем как раз беседу. Дело в том, что сегодня пришла тревожная новость – официальная, от Росстата – о том, что долги по зарплате в стране выросли на треть с начала этого года. И в общем, понятно, что самые большие проблемы, вероятно, как раз в вашей сфере – в малом и среднем бизнесе. И это говорит не о том, что предприниматели какие-то особенно зловредные и не хотят простому народу платить зарплату, а о том, что, в общем, сложности у бизнеса довольно серьезные, которые отражаются в том числе и на работниках. Насколько вот эта проблема сейчас коснулась тех, кто в вашей организации состоит, и их сотрудников?

Александр Калинин: Во-первых, малый и средний бизнес – это порядка, наверное, трети экономики России, если говорить о занятости. А если говорить о национальном продукте, то это, наверное, четверть национального продукта. И конечно, достаточно много людей работает в этом сфере. И больше того, есть еще такая категория, как самозанятые. Говорят, что это еще больше 10 миллионов человек. Точной статистики нет ни у кого. Поэтому речь идет об очень серьезном слое российских граждан. Поэтому ситуация там, конечно, разная.

Я хочу сказать, что за два года с момента начала финансово-экономического кризиса, который сейчас уже перешел пока в стадию стагнации, конечно, разные были моменты. Но вместе с тем в прошлом году мы обратили внимание на то, что все-таки настроение в малом и среднем бизнесе улучшилось, во всяком случае в микробизнесе точно, потому что количество микропредприятий в стране выросло за два года на 6%.

Если говорить о задолженности по зарплате, то там есть цикличность. Она очень связана в том числе и с бюджетом Российской Федерации, поскольку половину все-таки денег в стране генерит именно бюджетный сектор и сектор госкомпаний. Вы знаете, что у нас так бюджет устроен, что первые транши – а это в том числе и долги предприятий, в том числе малому и среднему бизнесу, – они поступают где-то после I квартала. То есть когда собрали годовые налоги, бюджеты пополнились, бюджеты получили деньги – они начинают рассчитываться. Поэтому каждый год идет такая система, что в начале года долги нарастают перед сотрудниками, поскольку нечем платить, получается. Затем бюджет выплачивает эти деньги – и, соответственно, улучшается ситуация с выплатой зарплаты.

Лучше было бы, если бы в бюджете все было ровно – тогда бы не было вот этих волн. Но, во-первых, это находится на контроле у прокуратуры. Если два месяца есть задолженность по зарплате, то уже прокуратура пишет предписание: либо предлагает погасить долг, либо предлагает тогда объясниться.

Ольга Арсланова: Ну, понятно, что очень часто предприятия и в малом, и в среднем бизнесе, если они выплатят зарплату полностью, то есть выполнят законные требования, то, вероятно, они будут на грани выживания. То есть часто ли складывается такая ситуация, что предприятие не может выполнить свои обязательства просто потому, что это действительно невозможно в связи с объективной экономической ситуацией?

Александр Калинин: Нет, это зависит от ситуации на рынках – раз. Во-вторых, зависит от государственной регуляторики – два. И в-третьих, зависит от компетенции самого предпринимателя. Если ты приглашаешь людей на работу, если у тебя с ними есть трудовой договор, ты обязан выполнять российское законодательство. Это вообще недопустимо – задержки по заработной плате. Во всяком случае, наш актив в "Опоре" платит четко. А во-вторых, мы понимаем, что сегодня существует еще и "серая зарплата" – вот здесь возможностей для задержек гораздо больше.

Поэтому мы считаем, что позиция Министерства экономики, к примеру, и Министерства финансов в том, что у нас сегодня очень большая нагрузка на фонд оплаты труда, и она должна быть снижена, – она общая. А дальше нужно двигаться в этом направлении. То есть за словом должно быть дело. Во всяком случае, в бизнесе меня так всегда учили. Если мы говорим действительно, что в России очень большая нагрузка на фонд оплаты труда, то давайте снижать эту нагрузку, с тем чтобы было выгоднее работать "в белую".

Виталий Млечин: Так а за счет чего можно снизить эту нагрузку?

Александр Калинин: У нас, если предприятие работает на обычной системе налогообложения – а это, как правило, малый и средний бизнес, крупный бизнес, – чтобы человек получил в кассе либо на карточку рубль заработной платы, то предприятие должно заплатить сначала НДС – 18%, потом 30% отчислить в фонды (пенсионный, социального страхования, медицинского страхования), после этого еще как налоговый агент мы должны удержать подоходный налог. И в результате люди видят, что к ним пришел рубль, но перед этим бизнес, предприятие уже больше 60 копеек отчислило в различные фонды. Это достаточно много.

Если говорить, к примеру, о системе налоговой, которая есть в Соединенных Штатах: да, там 50% – подоходный налог, к примеру, но само предприятие, получается, из фонда оплаты труда платит немного. И если посмотреть по совокупности, у них нагрузка на фонд оплаты труда меньше, чем в России на сегодняшний день. И с этим нужно что-то делать. Если мы хотим быть конкурентоспособными и продавать нашу продукцию на мировых рынках по сопоставимым ценам, в том числе нагрузка для бизнеса на фонд оплаты труда должна уменьшиться.

Виталий Млечин: То есть вы предлагаете снизить налоги для бизнеса, но поднять для сотрудников?

Александр Калинин: Нет, мы предлагаем то, что… Есть ведь и другие вещи, которые можно обкладывать налогообложением. Ну, к примеру, есть налог на прибыль, есть налог на добавленную стоимость. Нам достаточно серьезно повысили налоговую нагрузку – всем нам, не только бизнесу, но и нам как россиянам, физическим лицам. Повысили очень серьезно налоги на наше имущество – ввели кадастровую стоимость. И платежки, которые сегодня приходят по налогу на имущество, отличаются в разы от того, что было когда-то.

Ольга Арсланова: А то и в десятки раз.

Александр Калинин: Да, особенно жалуется Подмосковье очень часто. И тогда, если мы берем где-то больше налогов, давайте на фонд оплаты труда мы снизим нагрузку, чтобы он "обелился", чтобы предприниматель имел возможность хотя бы платить "в белую" зарплату.

Ольга Арсланова: У нас есть вопрос от зрителя. Александр, Кемеровская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос такой. На протяжении нескольких лет у нас было послабление по налогам. Сейчас налоги выросли, вырастают прямо в разы. И в 2017 году, и в 2018 году будут ставить кассовые аппараты непосредственно в магазинах. Мы торгуем вдали от города, отдаленная деревня. И нас предупредили, что в 2018 году обязательно будут ставить кассовые аппараты, хотя их отменяли. У меня вопрос. Люди приходят к нам, отовариваются и за деньги, и мы записываем их. Как это будет? Как мы будем людям давать? Они и так бедные приходят. Так что приходится каким-то путем… Мы вот выходим на ваш эфир, чтобы вы разъяснили, что можно сделать, как нам дальше жить. Это же просто удар по нашему малому бизнесу!

Ольга Арсланова: Спасибо, Александр. Давайте поясним, о чем идет речь. Это об обязательном внедрении кассовых аппаратов?

Александр Калинин: Да. По-моему, в прошлом году был принят закон о том, что должны до 1 июля 2017 года те, у кого старые аппараты, поставить новые; и те, кто сейчас освобожден от использования этой техники (те, кто работают на едином налоге на вмененный доход, на патенте), они такие аппараты должны поставить с 1 июля 2018 года.

Я абсолютно разделяю вашу озабоченность. Особенно это касается небольших сельских территорий. Сам аппарат стоит больше 20 тысяч. Плюс фискальный накопитель тоже стоит денег. Плюс обслуживание. По нашим данным, где-то набегает сейчас больше чем 30 тысяч. И люди задают вопрос: "А зачем это делать? И как можно снизить эти затраты?"

Для чего это делается? Для того чтобы финансовая система страны была видна, в том числе налоговым органам. Для того чтобы была честная конкуренция, потому что кто-то проводит оборот и платит с этого какие-то налоги, а кто-то, как говорят у нас, "гонит деньги мимо кассы" и фактически ничего не платит ни в какие бюджеты Российской Федерации. Соответственно, вот это было сделано, во-первых, для справедливой конкуренции, для увеличения налогооблагаемой базы (да, это я согласен) и для того, чтобы более четко понимать, как у нас движутся наличные средства на территории России.

Закон был принят. Мы – "Опора России" – тогда указывали депутатам и Правительству, что есть виды деятельности, на которые мы бы не хотели, чтобы эти кассовые аппараты были распространены – там, где есть патент. Эти виды деятельности сейчас и в законе есть, но их очень мало. Мы хотели бы, чтобы их было больше. Это первая наша позиция. Но закон принят. Тем не менее во время этой большой дискуссии, которая была по кассовой технике, были установлены следующие моменты.

Во-первых, все предприятия, у которых сейчас нет аппаратов, кто работает на едином налоге на вмененный доход, на патенте, – они в 2018 году (я подчеркиваю) могут подать на налоговый вычет. Пока цифра стоит – 18 тысяч рублей. Нас заверяют, что к этому времени стоимость техники и стоимость ее обслуживания существенным образом снизится. Мы работаем в этом направлении и постоянно отслеживаем, что реально складывается на территории нашей страны.

То есть в следующем году при установке такой техники вы вычтете эти 18 тысяч из той суммы налогов по патенту и по единому налогу на вмененный доход, которые вы должны были бы заплатить в 2018 году. То есть такой вычет будет. Но он будет один раз и пока только для индивидуальных предпринимателей. Мы считаем, что он должен быть и для юридических лиц, и если человек ставит несколько кассовых аппаратов, то он должен быть множественный. И такая дискуссия еще тоже впереди.

И наконец – третий вопрос, который вы задали. Это нужно обращаться через "Опору России" в Кемеровской области к законодателям и к губернатору Кемеровской области. А там сильный губернатор, системный. Речь идет о том, что нормативно-правовыми актами области должно быть определено в ближайшее время, на какие районы вот это требование по обязательной установке новых касс не распространяется. В некоторых регионах собираются половину области не включить в этот список, потому что там неустойчивое покрытие интернетом.

Поэтому я считаю, что вам нужно через "Опору" либо самостоятельно обращаться в Законодательное собрание Кемеровской области, обращаться в Правительство Кемеровской области, чтобы перечень тех районов Кемеровской области, где эту кассовую технику ставить пока необязательно, был принят как можно более широким. Мы вас будем в этом вопросе поддерживать.

Ольга Арсланова: А расскажите, пожалуйста, поподробнее о проекте, о ваших предложениях в план действий Правительства, которые вы в том числе разрабатывали. Я так понимаю, что он касается в первую очередь какой-то налоговой стабильности и понятности налоговой системы для бизнеса.

Александр Калинин: Взаимоотношения бизнеса и государства – конечно, это вопрос, в том числе в налоговой системе. Мы хотим, чтобы она была предсказуема, чтобы во время того налогового маневра, который и президент, и Правительство призывают сделать с 2019 года, бизнес не проиграл, да и граждане нашей страны тоже не проиграли.

И первое, на что мы обращаем внимание: должен быть зафиксирован предельный уровень нагрузки на бизнес. Сейчас где-то порядка 31,6%, по-моему, уходит в налоги и в платежи. Первое, о чем все бизнес-объединения говорят: "Давайте, какие бы маневры ни были, чтобы уровень фискальной нагрузки на бизнес не вырос".

Второй момент. Мы понимаем, сколько платить налогов. Мы понимаем, сколько платить социальных взносов. Но мы не понимаем, сколько бизнес платит неналоговых платежей. То есть еще есть такое понятие, как различного рода сборы, которые могут вводиться не парламентом нашей страны. Потому что по Конституции Российской Федерации только Федеральное Собрание может вводить налоги в нашей стране, но есть такая позиция, как сборы.

Ольга Арсланова: Это региональные, может быть, инициативы?

Александр Калинин: Это может быть и в регионе инициатива. Причем она может вводиться опять же не законодательным собранием региона, а правительством региона. И это вводится иногда Правительством Российской Федерации. К примеру, был такой очень известный непопулярный (и он был отменен) шаг – это утилизационный сбор. В феврале, по-моему, прошлого года вдруг ни с того ни с сего на прицепы были введены утилизационные сборы – 150 тысяч и выше. Хотя стоимость прицепов некоторых, которые дачники используют…

Ольга Арсланова: Значительно меньше.

Александр Калинин: Она – 50 тысяч. Откуда это пришло? С нами никто не обсуждал. Я думаю, с дачниками это тоже никто не обсуждал, как за одну ночь прицеп может подорожать на 150 тысяч.

И бизнес считает, что неналоговые платежи должны быть разделены как минимум на две части: те, которые, в общем-то, являются налогами (допустим, торговый сбор в Москве), и те, которые являются сборами, но они тоже должны быть перечислены. И должны быть четкие процедуры, кем они вводятся, как они вводятся и сколько могут быть, максимальная сумма, потому что таких выпадов мы не хотим, конечно.

Больше того, когда идет качественное обсуждение, то и протестов-то ведь нет. Ведь по торговому сбору "Опора России" очень активно участвовала на площадке Государственной Думы, Андрей Макаров проводил эти встречи. Ведь первоначально ставки торгового сбора в Москве, которые предлагались, во-первых, в 4 раза уменьшили. Во-вторых, из 22 видов деятельности, на которые предлагалось их ввести, осталось всего два. И мы активно в этом участвовали. И вы видите же, что малый, средний и крупный бизнес Москвы воспринял это нормально.

И другой пример – платежи по "Платону". То же самое. Если бы обсуждение с бизнесом было проведено раньше, когда вводили его, более открыто, то потом бы не пришлось пересматривать эти ставки много раз. Ну, хорошо, что потом их пересмотрели. И вот недавно премьер-министр дал прямое указание пересмотреть ставки. И вот это правильно.

То есть идет диалог. Бизнес показывает свою экономику, правительство показывает свою экономику, либо депутаты законодательных собраний – и на площадках Государственной Думы, на площадках Правительства находят правильное и адекватное решение. В 25 предложениях есть в том числе одно из предложений: любое изменение в нормативно-правовых актах, которое приводит к увеличению издержек бизнеса, должно быть с технико-экономическим обоснованием. А сейчас этого нет.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Наше время, к сожалению, уже истекло.

Ольга Арсланова: Много вопросов еще осталось, да, многое не успели обсудить. Приходите еще.

Александр Калинин: Благодарю вас за приглашение. Обязательно придем.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Александр Калинин был у нас в гостях, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России".  
Оставить комментарий
Другие новости

Председатель комиссии "ОПОРЫ РОССИИ" по легкой промышленности Наталья Демидова на телеканале Рент-ТВ

Председатель комиссии "ОПОРЫ РОССИИ" по легкой промышленности Наталья Демидова выступила экспертом в программе "Общество потребления" на телеканале Рент-ТВ. 
17 Октября 2017

Член Президиума "ОПОРЫ РОССИИ" Илия Димитров на телеканале "Пробизнес"

В чем специфика четвертой технической революции, как построить в России цифровую экономику, и что она даст рядовому потребителю? Герой программы "Наше дело! Стратегия роста. Программа действий" на телеканале "Пробизнес" - член Президиума "ОПОРЫ РОССИИ" Илия Димитров. 
27 Сентября 2017